NSP Nature`s Sunshine Products

надёжное решение для вашего здоровья от Природы!

   ГЛАВНАЯ | ЦЕНЫ | КАТАЛОГ | ПОДБОР | РЕГИСТРАЦИЯ

Аркадий Петров. Сотворение мира - спаси себя Глава 8

Аркадий Петров. Ключ к сверхсознанию Меня пригласили встретиться с академиком Григорием Петровичем Грабовым. Произошло это как-то неожиданно, я бы даже сказал, странно. Работавший у меня в Центре заместителем доктор психологических наук академик Ивлиев последнее время очень интересовался всем, что было связано с этим таинственным человеком. Он рассказывал мне о совершенно невероятных случаях спасения на расстоянии людей и техники, совершаемых Григорием Петровичем. Причём каждый подобный случай фиксировался компетентными специалистами, заверялся нотариусом и письменными показаниями тех, кому была оказана помощь.

Первой громкой сенсацией стало предсказание, сделанное Грабовым во время пресс-конференции в Болгарии насчёт будущего Козлодуевской атомной электростанции, которой пророчили катастрофу. Наш земляк заверил: «Взрыв ядерного реактора не грозит в последующие два года. Единственное, что требуется, – до истечения двух лет провести профилактику в системе охлаждения». Всё, что предвещал Грабовой, сбылось. Через два года в учрежденной правительством «Российской газете» (№ 18 за 30 января 1998 года) под рубрикой «Тихая сенсация» была напечатана статья «Катастрофы на завтра отменяются». В ней приведён заверенный на высшем государственном уровне факт выявления Григорием Грабовым дефекта на Козлодуевской атомной станции в Болгарии, который мог привести к аварии, равной многим Чернобылям. Катастрофа, которую сумел предотвратить Грабовой, была опасна для всего мира: научные расчёты показали, что при таком ядерном взрыве близость под АЭС подземных слоёв с повышенной электропроводимостью приводила к возникновению вакуумного стока, втягивающего атмосферу Земли. Этот сток, за счёт высокой скорости потока частиц, к 2000 году рассеял бы планету в облако пыли, а остановить такой процесс разрушения современными техническими средствами было бы невозможно. За предотвращение реально возможных катастроф глобального характера Григорий Грабовой неоднократно награждался правительствами и общественными организациями многих стран.

Именно Ивлиев дал мне кое-что почитать о Грабовом, и это было для меня открытием, мы шли, как говорится, параллельными курсами. Поскольку Григорий Петрович сыграл в моей жизни, можно сказать, решающую роль, я должен пообстоятельнее представить его моим читателям. Лучше всего эту работу сделают выдержки из книги Владимира Судакова «Феномен тысячелетия Григорий Грабовой», книга выпущена в 1999 году издателем Калашниковым.

«В 1996 году Григорию Петровичу исполнилось 33 года, выглядит он и того моложе. Себя помнит с пелёнок: не умея ещё говорить, разумел, о чём беседуют взрослые (он и сейчас понимает иностранцев на уровне мысли). С пятилетнего возраста видел события впереди – посылает мать на велосипеде сгонять на базар за домашним сыром, а он: «Там нет сыра». А вскоре и соседка взмыленная приспела. Оказывается, милиция с утра разогнала торговцев, так что сыра действительно не было...

Сам он, естественно, тогда никакого значения своей способности не придавал, полагал, что по-иному люди просто не могут жить, тем более, никому из его сверстников из казахского села Богара, поселка Кировского и в голову не приходило, какой феномен у них в друзьях. И всё же годам к 12 начал Григорий понимать, что не такой он, как все. А как ещё, спрашивается, было воспринимать его умение изменять ход событий? Зная, что неминуема неприятная встреча, он начинал думать о том, что человека, ждавшего его, могут отвлечь другие, более важные заботы, то есть менял пласт мышления, фиксировал своё внимание на альтернативных деталях. И выходило так, как ему хотелось.

Григорий с детства понимал намерения животных и мог телепатически управлять животными.

Должен сказать, что в детстве, да и в отрочестве никто ни разу Гришу пальцем не тронул, дурным словом не обидел. Не потому, что занимался он в секции карате, что не было ему равных в гимнастике, а на велосипеде «Спорт-турист» он как-то на спор обогнал легковушку. А не трогали его скорее по причине некоей «миролюбивой энергетической оболочки», обволакивающей его. А может быть, и потому, что уже подростком, ощутив в себе могущность неведомую, поставил перед собой задачу: угадывать грядущие неприятности и ставить перед ними барьер.

Таково его кредо и поныне. И сила экстрасенсорная, как сам он признаётся, с тех пор не увеличилась и не сократилась; просто с возрастом стал он бережнее относиться к своему внутреннему сокровищу, не распылять его по мелочам, но расходовать лишь в экстренных случаях, – например, когда человека спасти надо. А в последние годы Григорий всё чаще говорит о том, как спасти от катастрофы уже не отдельных людей, а весь мир.

К осознанию пригодности своей для этой миссии Григорий пришёл, служа в ташкентском КБ машиностроения, куда попал по университетскому распределению. Там разрабатывали космическую технику, а Григорий, помимо прочего, занимался теорией катастроф. И зрела в нём собственная концепция недопущения этих самых катастроф.

...Ещё студентом, готовясь к сессии, сидел с книгой. И вдруг почувствовал необъяснимую вибрацию в теле. И мысленно увидел атомную электростанцию, дым, огонь, мечущихся людей. Было это за месяц до Чернобыля. А за три дня до трагедии видение повторилось: горят графитовые стержни. И открылось ему визуальное изображение уравнения Шрёдингера, касающегося законов микромира: тоннельный переход (понятие в квантовой механике), и серебристая пылинка, энергия электрона, тщетно пытается перейти с одного уровня на другой. Григорий содрогнулся: вот-вот грянет взрыв, ведь содержание графита в процессе значительно выше нормы!

Всё это предстало Григорию на уровне ясновидения. И я спросил его, почему не бросил всё, не побежал куда надо, не забил во все колокола?.. «Я провел тогда дистанционное воздействие на уменьшение последствий катастрофы, в связи с тем, что реакция чиновников на ясновидение в то время отсутствовала», – сказал он невесело. Меж тем, попадись тогда на пути Грабового умный чиновник, можно было предотвратить событие. Сам же Григорий Петрович не из тех, кто стучится в закрытые двери. Действует самостоятельно, рассчитывает только на свои возможности для преодоления глобальной угрозы разрушения всего мира. По возможности, если есть понимание у людей и необходимость, старается объяснить ситуацию. Обучает своей системе спасения.

А с последствиями чернобыльского взрыва человечеству долго ещё придётся иметь дело: «Я видел, как перпендикулярно в четыре стороны устремились по земному шару сильнейшие потоки нейтрино. Они могут сказаться на генетике людей уже через 120 лет...»

Время шло. Грабовой в своем секретном КБ демонстрировал чудеса, определяя ответы на нерешённые задачи, подсказывая, что может произойти, если не сделать то-то и то-то, так что всегда оказывался прав. И пригласил его Ганий Мазитович Рафиков, начальник Узбекского управления гражданской авиации, на должность инспектора по безопасности полётов и одновременно – специалиста по экстрасенсорному прослеживанию авиатехники. Вторая должность обязывала видеть невидимое, первая давала право запрещать вылет. Что он и делал не раз, когда представлялись его «третьему глазу» оборванные проводки или еще какие неполадки в чреве авиалайнера. Он отменял вылеты президентских самолетов, выступая в роли земного ангела-хранителя.

В руках бразильца Кармина Мирабелли твёрдые предметы становились жидкими. Анализ металлических прутов, которые своей волей сгибает израильтянин Ури Геллер, указывает на изменение их молекулярной структуры... Как это они делают – уму непостижимо, и вряд ли удастся добиться от них разъяснения: мало того, что они далеко: один – во времени, другой – в пространстве; они ещё скрытны, поскольку оба были объектом жесточайшей травли, обоих объявляли мошенниками...

А Григорий Грабовой – вот он, перед нами, и завеса секретности, кажется, мало его заботит; и он повторяет своё кредо: «Любое событие можно изменить. Мои прогнозы не фатальны, я всегда ищу конструктивный способ упреждения. Я меняю не объект, а ситуацию вокруг объекта».

После Чернобыля Грабовой предусмотрительно документирует все свои пророчества. В его архиве – сотни актов, заверенных печатями и подписями авторитетных специалистов. Вот содержание некоторых из них.

Самолёт ИЛ-86 № 86052. Экстрасенс Грабовой Г.П. предсказал не относящееся к неисправности снижение мощности 4-го двигателя. Возможно в результате столкновения с птицей. Результат: через 7 дней, 27.01.92 г., при снижении самолёта в тракт 4-го двигателя попала ворона. Лётчики, зная прогноз, сумели сбалансировать тягу и посадили самолёт, заполненный до отказа пассажирами. Был помят воздухозаборник и кок. Двигатель снят с эксплуатации.

Самолёт ИЛ-62 № 86704. Экстрасенс Грабовой Г.П. обратил внимание на нарушение структуры материала в области камеры сгорания двигателя № 3. Через 11 дней, как свидетельствует запись в бортжурнале, обнаружился прогар соплового аппарата, находящегося в области камеры сгорания двигателя № 3. Двигатель досрочно снят с эксплуатации.

Самолёт ИЛ-86 № 86056. Экстрасенсом Грабовым передана информация о недостаточной надёжности оборудования передних туалетов. Из бортжурнала: «22.01.92 г. Течёт вода из-под панели в переднем туалете. Вода перекрыта в полёте». (И снова не стоит гадать, что случилось бы, если бы вода попала в систему управления самолётом: электроника показывает ложный отказ двигателей, пилоты отключают их...) В итоге КБ, где конструировали ИЛ-86, усилило герметизацию туалетов.

Повторяю, таких официальных свидетельств сотни. И каждое завершается фразой: «Информация экстрасенса Грабового Г.П. полностью подтвердилась». Остаётся только удивляться, почему авиаруководители, получив предупреждения, не принимали мер, дожидаясь, когда прогноз подтвердится... Впрочем, самих начальников удивляло другое: а как это удаётся такому молодому человеку, не специалисту в самолётостроении, видеть на расстоянии нутро самолёта, да ещё определять, что там неисправно: компьютер, шасси, трансформатор, маслопровод? Ведь этот совсем ещё, казалось бы, неопытный человек определяет неисправности, даже не выходя из кабинета, ему достаточно знать номера самолётов – было такое по договору с советско-американским СП «Аскон»...

Также в Фергане устроили высокие аэрофлотовские руководители «экспериментальную проверку» возможностей экстрасенса. Создали комиссию, в которую вошли специалисты АНТК имени Антонова и Ферганского механического завода. И поручили Грабовому в течение 2 – 3 секунд продиагностировать с расстояния 25 м самолёт Ан-12 № 1901, принадлежащий болгарской авиакомпании «Эйр София». Цитирую протокол.

«Грабовой Г.П. не пользовался никакими средствами приборной диагностики и не имел возможности спросить о состоянии самолёта в связи с ограниченностью времени... До диагностики никто не знал о дефектах, на которые он указал и которые потом были найдены комиссией и оформлены акты. Дефекты были найдены только там, где указал Грабовой Г.П., хотя был обследован приборами весь самолёт». (А обнаружить удалось ни много ни мало – коррозию лонжеронов в районе 62 шпангоута...). У стоявшего рядом другого самолёта Ан-12 № 1204 экстрасенс при тех же условиях обнаружил на верхних обшивках крыла трещины, после чего самолёт был отправлен в ремонт. Физическим зрением дефекты, указанные Грабовым, не определялись.

То был один из случаев, когда прекогниция (перцепция будущих событий) Грабового послужила основанием для принятия мер до полёта. Но словно снежная лавина, обрушились на Григория Петровича просьбы установить причины «авиапроисшествий» (так аэрофлотовцы застенчиво называют аварии). Так, в ВЭО «Рампа» Грабовой заочно установил, что стряслось с самолётом Ан-12 № 113337 14.03.95. в районе Бакинского аэропорта. Всё, что ответил на следующий день после аварийной посадки экстрасенс, позднее, в ходе расследования, подтвердилось: поочерёдный отказ двух двигателей, неисправность электроэнергетики, превышение коммерческого веса самолёта, нарушение технологии работы экипажем...

Признаюсь, и я не удержался, чтобы проверить, насколько чисты эксперименты Грабового. Снял часы с руки и предложил сказать, откуда они у меня. «Их подарил три года назад высокий белый мужчина». Настал мой черед раскрыть рот от изумления: действительно, это презент арабского шейха, седого, высокого, в белом одеянии...

Я столь подробно рассказываю о психодиагностике, демонстрируемой Грабовым, чтобы читатель по достоинству оценил масштабность его таланта. Дистанционная биолокация объектов практиковалась и ранее: по заданию Ленинградской военно-морской базы операторы-экстрасенсы по карте определяли местонахождение в океане гидрографических судов. Но точность видения Грабового превышает все мыслимые параметры. Так что читатель вправе поинтересоваться, что за интуиция такая у этого человека? «Это не интуиция, а ясновидение, – говорит Григорий Петрович. – Ведь я могу даже крохотную детальку со всех сторон рассмотреть. Видение в реальном времени на 100% безошибочно. Другое дело – заглянуть в прошлое или будущее. При такой работе я меняю события к лучшему».

Для этого, как я понимаю, требуется шестое чувство, которое имел в виду академик В. Вернадский: «Есть необходимость принять реальное влияние сознания человека, то есть свойства живого, на явления, идущие в реальном пространстве натуралиста».

...6 июня 1995 года в 15.00 часов Григория Петровича пригласили в Центральный штаб военизированных горноспасательных частей угольной промышленности. На шахте «Воркутинская» произошла авария, и надо было установить, где находятся под землёй люди. Далее воспроизвожу протокол, подписанный заместителями главного инженера центрального штаба А. Кузнецовым и А. Жолусом:

«Расположение штреков представлялось в строго экспериментальных условиях по схеме вентиляции таким образом, что до начала эксперимента никто не знал, какие схемы будут переданы для диагностики... Грабовой Г.П. экстрасенсорным способом, без предоставления ему какой бы то ни было информации, в течение одной секунды правильно определил место возникновения пожара, место нахождения двух пострадавших живых на вентиляционном штреке, нарушение с проветриванием в аварийной лаве... Грабовой Г. П. проводил экстрасенсорное диагностирование схемы, не имея информации о месте расположения шахты на местности, т. е. просто с листа бумаги...»

Тех двоих удалось спасти, они не стали «нулевыми», выражаясь жаргоном шахтёрского начальства.

Тем не менее горняки погибают и продолжают гибнуть. Виною тому – моральная и физическая изношенность шахтного оборудования, несовершенство спасательной техники. Перед такими факторами отступили мужество и героизм спасателей.

Грабовой же до сих пор ждёт от Центрального штаба обещанную ему общую карту всех шахт страны, чтобы продиагностировать их будущее. Карты нет – нет и прогноза, где вероятнее всего ждать неожиданностей...

...Кажется, для Грабового нет «мелких» проблем». Раз человек пробился к нему – стало быть, позарез ему нужно. И он включает свой внутренний «рабочий орган».

...Полагаю, этого достаточно, чтобы иметь представление о широте диапазона Григория Грабового... И всё же повествование было бы обеднённым, если б не упомянул я о такой обширной сфере его интересов, как бизнес и банки. Комментировать не стану, просто цитирую.

«Я, Данченко Иосиф Иванович, проживающий в г.Гомеле, подтверждаю, что 25 марта 1995 года обратился к Г.П.Грабовому по вопросу моего бизнеса. Грабовой Г.П. определил имена лиц, которые действительно взаимодействуют с моими партнёрами, причём на конфиденциальном уровне».

«Подтверждаю, что во время встречи 4 августа 1995 года экстрасенс Грабовой Г. П., обсуждая банковскую тему, сообщил о больших проблемах, ожидаемых после 23 августа, и порекомендовал 22 и 23 августа предпринять профилактические меры по межбанковским операциям. Прогноз подтвердился «чёрным четвергом» (24 августа), когда десятки банков не выполнили своих обязательств по сделкам и платежам клиентов. В.Серебряков, начальник отдела валютного рынка банка Национальный кредит».

Имеются многочисленные свидетельства точного диагностирования Г.Грабовым средств программного обеспечения. Читаем одно из них, подписанное гендиректором СП «АСКОН» И. Хамракуловым:

«При копировании программного файла с заражённой вирусом дискеты на винчестер во время экстрасенсорного воздействия Г.П.Грабового программный файл был записан на винчестер в объёме в 10 раз меньше оригинала. При копировании вирус DIR должен был быть занесён с дискеты на винчестер, но этого не произошло, что показала антивирусная программа ANTI-DIR. Следовательно, в момент перезаписи файла с дискеты на винчестер вирус был уничтожен».

Но это ещё, как говорится, цветочки. Вот и «ягодка»: инженер-программист информационного центра авиатехнической базы Радик Валетов сообщает о фактах мысленного воздействия Г. Грабового на компьютер и периферические устройства. С расстояния двух метров он «приказал» компьютеру переписать информацию с файла на заданный диск...

Известны случаи, когда на Западе блокировались банковские системы из-за попадания в блоки памяти вируса. Из-за этого страдали сотни тысяч вкладчиков. Гораздо менее приятна неисправность в ЭВМ, управляющей движением транспорта, работой атомных реакторов, системами транспортировки нефти, газа. Под любой из этих случаев подпадает феномен Грабового, как спасательный круг.

Лидия Анатольевна Черняк трудится в космическом Центре управления полётами. Сама, обладая даром экстрасенса, она, тем не менее, свои способности оценивает весьма скромно. Узнав же о существовании Грабового, обратилась к Богу, чтобы тот «устроил» их знакомство. И встреча состоялась – в ЦУПе, куда Григория Петровича пригласили для диагностики международного орбитального комплекса «Мир». Экстрасенс в присутствии одного из руководителей ЦУПа установил нарушение теплоизоляции в наружной обшивке космической станции, определил место перегруза в ракете, а также места, где есть царапины и трещины. По просьбе американских участников эксперимента учёные хотели для испытания аппаратуры сделать форсаж бортовых двигателей, чтобы станция «качнулась». Грабовой настаивал на недопустимости такого опыта ввиду наличия трещин в корпусе. Форсаж, заявил он, можно осуществить только при внешнем контроле каждого сегмента конструкции... И ещё Григорий Петрович предсказал ухудшение самочувствия космонавтов во время пролёта над геопатогенной зоной Бразилии... Наконец, он же «увидел» неблагоприятные изменения в атмосфере станции: под воздействием тепла и влаги там образовались новые штаммы бактерий, которые способны отразиться на здоровье обитателей космического аппарата.

«Возможности этого человека столь уникальны и удивительны, – заявила Л.А.Черняк, – что такими, как он, Россия вправе гордиться, таких, как он, надо беречь». Рассказывая о Грабовом, нельзя обойти вниманием на первый взгляд совершенно фантастические, но, тем не менее, документально зафиксированные факты воскрешения им людей. Цитирую по той же книге Владимира Судакова:

«Коллега по «цеху» дозвонился до Грабового глубоко за полночь: у одной женщины исчез 12-летний сын, и есть свидетели расчленения мальчика. Перед глазами Григория Петровича предстал четвертованный труп. Задав несколько вопросов, он заверил звонившего: «Дайте мне три дня, я его соберу, а матери передайте, что скоро увидит сына живым и невредимым». И начал строить, вернувшись во времени вспять, позитивную картину будущего. НАДО ОБОЙТИ ПРОБЛЕМУ, надо выстроить другой, благополучный ход событий...

Через три дня обезумевшая от горя мать «совершенно случайно» нашла своего сына на Казанском вокзале целым и невредимым, только ничего не помнящим о нескольких днях вне дома.

Лучшие сыскные агентства и государственные спецслужбы установили по просьбе женщины, что её дочь сожжена. После опосредованного обращения Григорий Петрович воскресил сгоревшую в монастыре, находящемся за сотни километров от места сожжения девушки...

Григорий Грабовой воскрешает при различных ситуациях: воскресил женщину с заключением врачей о событии, воскресил мужчину на глазах ребёнка и взрослого...

Как возможна коррекция свершившихся событий? И я так же настойчиво атаковал вопросами Грабового. Невозмутимо начал объяснять он:

– Дело в параллельных временных потоках. Когда хилер оперирует без скальпеля, проникает в другое время пальцем, рукой – оставаясь другой рукой в реальности. Образно говоря, у него, как у Кришны, несколько рук. Так и я частью своего «я» перемещаюсь в иное временное поле, в любую заданную точку, чтобы подкорректировать линию судьбы. Можно сказать, Сам Бог посылает меня на проверку. Если убийство заказное, то об этом быстро узнают через прессу, тогда другой вариант: покойника можно спроецировать живьём разве что в то место, где о нём никто ничего не знает. Оптимальный вариант – отсутствие свидетелей смерти или же свидетели такие, что не скажут о воскрешении необходимое время. Для тех же, кто непременно станет трезвонить: вот он, живой, а был мёртвый! – приходится строить вариант объяснений и нейтрализации. Я, разумеется, не убиваю, это против христианской морали. Поэтому строю созидательные события для всех сторон. Только после этой процедуры начинаю конструировать альтернативный ход событий, вытаскивать жертву из небытия. Обосновываю факт воскрешения, ссылаясь на логику того, что воскрешение показывает нецелесообразность развития средств уничтожения, так как всё можно восстановить. Воскрешение всегда приветствуется всеми людьми, если не осознанно, то на уровне бессмертия духа. Бессмертный дух некоторых личностей в бесконечном времени, очевидно, может найти способ сохранения позитивной картины развития мира. Материализация любого предмета – это однотипный по отношению к воскрешению процесс. Более общим словом это называется восстановлением. Восстановлением позитивной, созидательной структуры мира. В этом контексте разрушение рассматривается как абсолютно нецелесообразное, а значит, преодолимое препятствие к реальности бытия.

Кому-то, вероятно, покажется поразительной допустимость подобной процедуры. Мне же представляется, что метод вполне своевременен, чтобы доказать практически созидательный путь развития, реально и навсегда предотвращающий уничтожение мира. Убийца жив, хотя может не подозревать, что в одном из вариантов прошлого мог быть уничтожен силами возмездия. Это способ сохранения жизни всех сторон, необходимый для принятия обществом созидательных законов развития. Невинная жертва снова среди нас, и никому в голову не придёт, какая трагедия с ней было случилась. И семья воссоединена.

Смею догадываться, что изменение свершившихся событий – дело в высшей степени эзотерическое, в не менее высшей – трудное. Значительно удобнее упредить несчастье, что и делает Грабовой с большой охотой».

Всё, что мне рассказывал об этом человеке Ивлиев, что мне удалось о нём прочитать, потрясло воображение. Я всё ещё возился с регенерацией желчного пузыря, а кто-то рядом без всяких проблем воскрешал умерших. Причём я видел, насколько близки наши технологии. И почему по поводу Грабового Российская академия наук, словно воды в рот набрала? Ведь наука уже давно приблизилась к пониманию того, что планетарные сознания во Вселенной образуют некую общность, которую можно обозначить как СВЕРХРАЗУМ или поле сознания. Константин Эдуардович Циолковский, выступал с утверждением о существовании «космических разумных сил» и «космического мозга». «Я не только материалист, - писал он в этой связи, - но и панпсихист, признающий чувственность всей Вселенной. Это свойство я считаю неотделимым от материи». К мысли о существовании «разумной силы», присутствующей в космосе, в конце своей жизни пришёл и А.Эйнштейн, стоявший, как известно, на позициях естественнонаучного материализма.

Современное знание тоже всё больше обращается к этой мысли. Как пишет известный советский философ И.Акчурин, в результате пересмотра естественнонаучной картины мира речь может пойти даже о замене всего классического механистического представления о мире как о большом и сложном «часовом механизме» некой новой парадигмой – общим представлением о мире как о живом организме. Во всяком случае, пишет он, целый ряд естествоиспытателей «самым серьёзным образом исследует эту возможность».

К этой идее в той или иной форме приходили и другие исследователи. Вот как формулирует её, например, американский философ Самюэль Крам. «Вселенная, - пишет он, - столь величественна, что трудно допустить, что она совокупно не есть единый мировой разум, ощущающий копошение миллиардов живых существ на всех пригодных для жизни планетах, подобно тому, как человек ощущает слабую головную боль… Звёзды или даже галактики – лишь «нейроны» такого мозга».

Очень интересные факты собраны журналистом и популяризатором идей о живой Вселенной А.А.Горбовским в брошюре «В круге вечного возвращения» (Изд. «Знание», М., 1989). В своей работе он акцентирует внимание на ряде открытий:

«Некоторое время назад, расшифровывая спектры некоторых галактических источников, астрономы обнаружили в открытом космосе муравьиную кислоту. Вслед за этим было открыто присутствие в нём винного спирта, древесного спирта. И наконец, сотрудники западногерманского института им.Макса Планка на расстоянии свыше двух миллионов световых лет обнаружили облако водяных паров. Сейчас известно несколько десятков органических молекул, существующих в космосе. Они заполняют газовые облака гигантских масштабов, протяжённостью в световые годы. Это миллиарды и миллиарды тонн органического вещества. Член-корреспондент АН СССР В.И.Гольданский допускает образование в космосе «даже самых сложных молекул, вплоть до белков».

Астрофизики Ч.Викрамасингх и Фред Хойл, изучая обнаруженные в звёздной пыли органические молекулы с органическим основанием, высказали мысль о присутствии в космосе микроорганизмов на клеточном уровне. Их масса, считают они, огромна – только в нашей Галактике имеется около 10 таких клеток. Что это за форма жизни, какие процессы совершаются в её недрах, как воздействует она на неживое вещество космоса – этого мы не знаем и не можем об этом даже помыслить.

До сих пор принято было считать, что космическое вещество – звёзды, галактики располагаются в пространстве неупорядоченным образом. Оказывается, это не так. К такому выводу пришли эстонские астрономы из Института астрофизики и физики атмосферы. Вот что заявил корреспонденту ТАСС доктор физико-математических наук Я.Эйнасто:

«Галактики и их скопления расположены в порядке, напоминающем пчелиные соты огромных размеров. И чем ближе к стыкам таких ячеек, тем сильнее сконцентрировано вещество».

К этому заключению пришли исследователи, тщательно изучив распределение массы галактик, охватывающих сверхскопления в Персее, Андромеде и Пегасе. На границе такой «ячейки» поверхностная плотность галактик и их скоплений оказалась раза в четыре выше, чем в её центральной части. Картина, полученная американскими астрофизиками после обработки на ЭВМ данных о миллионах галактик, также подтвердила ячеистую структуру Вселенной. Характерно, что внутри самих ячеек галактик почти совсем нет, все они собраны в «стенки», ограничивающие ячейки. Размеры ячеек 100-300 млн. световых лет. По словам Б.В.Комберга, научного сотрудника Института космических исследований АН СССР, «если такая точка зрения на крупномасштабную структуру Вселенной подтвердится, мы придём к картине причудливой ячеистой Вселенной…».

Какими силами, какими факторами обусловлена такая симметричная упорядоченная структура?

Как считают сами авторы этого открытия, эстонские астрономы М.Йыеваэр и Я.Эйнасто, «численные эксперименты показывают, что ячеистая структура может возникнуть путём случайного скучивания. Мы думаем, что структура имеет первичное происхождение и образовалась до того, как сформировались галактики и скопления галактик…».

Можно ли предположить, чтобы живое вещество космоса, некий волевой импульс, могли воздействовать на распределение масс материи? Можно ли искать такое воздействие и в других, более сложных явлениях окружающего нас мира?

Какое-то время в науке господствовала точка зрения, по которой возникновение жизни на Земле объяснялось случайностью. Однако сегодня, исходя из современных научных знаний, случайность синтеза молекул РНК И ДНК, определяющих жизнь, представляется маловероятной. Более того, самого времени существования Вселенной было бы недостаточно для возникновения жизни на базе случайности.

Если бы, гласит один из подсчётов, в любой ячейке пространства объёмом в электрон каждую микросекунду испытывалось бы по одному варианту, то на 100 млрд. лет (Вселенная существует лишь 15-22 млрд. лет) было бы испытано 10 вариантов. Это число ничтожно по сравнению с необходимым 4??????? ~ 10        - столько комбинаций из 4 «букв» генетического кода нужно было бы перебрать, чтобы составить ту, которая определяет жизнь. По расчётам известного американского астронома Дж.Холдена, такой шанс составлял бы 1 из 1,3 · 10??.

Если методом случайных комбинаций пытаться составить хотя бы самую простую, самую примитивную белковую молекулу, за всё время существования Вселенной была бы «проиграна» ничтожно малая часть таких вариантов. К такому выводу пришли немецкие учёные М.Эйген и Р.Винклер. (По расчётам астрофизиков Чандра Викрамасингха и Фреда Хойла, времени существования Земли также недостаточно для образования и эволюции системы из примерно двух тысяч ферментов, которыми   пользуются земные организмы.).

Итак согласно последним данным науки, жизнь не возникла и не могла возникнуть в результате случайности.

Это отсутствие случайности отмечал в своё время В.И.Вернадский. «Твари земные, - писал он, - являются созданием сложного космического процесса, необходимой и закономерной частью стройного космического механизма, в котором, как мы знаем, нет случайностей». И действительно, как свидетельствует земной опыт, условием существования жизни является воссоздание ею подобных себе форм. Можно предположить, что этот закон действует и в масштабах Вселенной. Развивая эту мысль далее, логично допустить, что живая материя космоса также стремится к созданию новых и новых очагов жизни. Речь идёт о направленном воздействии на неживую материю, об организации её, о создании условий ведущих к возникновению жизни.

«Лик Земли, - писал об этих силах В.И.Вернадский, - ими меняется, ими в значительной степени лепится. Он не есть отражение только нашей планеты, проявление её вещества, её энергии, он одновременно является созданием внешних сил космоса». Речь идёт о всепроникающем направленном воздействии «внешних сил космоса», для которых пространство, а может, и время не могут служить помехой. Биосфера Земли, писал он, это источник «изменения планеты внешними космическими силами».

И далее А.А.Горбовский делает вполне уместный комментарий:

«Английский физиолог К.Берт полагает, что кроме известной нам физической Вселенной, можно постулировать некую совокупность полей, образующих нечто вроде «психической Вселенной». Это поля или определённые области сознания, обладающие способностью «структурировать реальность» и «оказывать воздействие на материю и пространство».

По словам известного американского астрофизика Ф.Дж.Дайсона, он и его коллеги также «не исключают априори возможности того, что разум и сознание могут обладать в устройстве Вселенной таким же статусом, как и вещество и энергия».

О том, что воздействие сознания на материю возможно, говорят и некоторые лабораторные опыты последнего времени, накопившие убедительный статистический материал. Так, по условиям одного из экспериментов его участник нажимал кнопку устройства, выбрасывающего игральные кости. При этом он должен был посылать сильный волевой импульс, желать, чтобы кость выпала определённым образом: «шестёркой», «двойкой» и т.д. В лабораториях только Питсбургского университета (США) было проведено 170000 таких бросаний. Опыты были проведены также в других научных центрах. Было установлено не только значительное превышение «желаемых» результатов над среднестатистическим, но и устойчивая закономерность – число «желаемых» результатов в конце серии оказывалось значительно ниже тех, что были в начале. Степень случайности такого устойчивого распределения результатов составляет 1 из 30000000.

Ещё одно подтверждение возможности воздействия волевого импульса на материальный мир – опыты по искажению «эффекта Джозефсона» (протекание сверхпроводящего тока через тонкий слой диэлектрика). Испытуемому показывали выходные данные (импульсный сигнал) магнитометра со сверхпроводящим экраном и предлагали усилием воли воздействовать на магнитное поле. В результате такого воздействия уже через тридцать секунд частота на выходе магнитометра возрастала в два раза.

История проблемы знает и другие факты этого же ряда. Так, можно упомянуть об опытах Вили Шнайдера (двадцатые годы нашего века), передвигавшего усилием воли предметы в присутствии комиссии их 54 университетских профессоров, подтвердивших реальность феномена. К этому же разряду явлений следует отнести, очевидно, и эпизод из жизни Чарли Чаплина, рассказанный им в своей автобиографии. Как-то, зайдя со своими друзьями в бар, где были три рулетки, он почувствовал вдруг в себе какую-то странную силу и сказал, что может заставить их остановиться - первую на «9», другую на «4», третью на «7». «И вот, - вспоминает он, - первая останавливается на цифре 9, вторая на четвёрке, а третья на семёрке. А ведь это был один шанс из миллиона».

Упоминания о подобных феноменах – воздействии волевого импульса на материальные предметы – можно найти и у некоторых древних авторов. Одно из таких сообщений принадлежит Иосифу Флавию (1 в. н.э.). Он рассказывает о неком Елеазаре, который «изгоняя злого духа», велел ставить вблизи больного кубок с водой или сосуд для омовения ног.

Покидая тело больного, «злой дух» по его приказу опрокидывал сосуд. Происходило это в присутствии императора Веспасиана, его сыновей, многих римских военачальников и массы легионеров».

То, что делает Г.П.Грабовой, вполне вписывается в уже накопленные самой наукой факты и гипотезы, с поправкой на то, что такой экстрасенсорной мощи и силы в одном человеке ранее не наблюдалось.

Феномен академика Грабового вообще не укладывался в прокрустово ложе ортодоксальной науки. Он не только утверждал, что во Вселенной существуют разные реальности, в том числе и духовные, не проявленные, но и вполне убедительно демонстрировал, как они влияют на нашу жизнь. Материализация и дематериализация предметов, телепатия, излечение безнадёжно больных, в том числе раком и СПИДом, наконец, воскрешение умерших, которое происходило в присутствии экспертов, регенерация отсутствующих органов – не домыслы людей с перевозбуждённым воображением, а повседневная работа этого удивительного человека, который не стремился попасть на экраны телевизоров, не пытался возбуждать вокруг себя нездоровый ажиотаж. Грабовой просто создавал Новую Действительность в области знаний, где наука и религия не противостояли друг другу в бессмысленном стремлении монополизировать своё право на истину, а совместными усилиями постигали её.

Факты воскрешения, ещё раз подчеркиваю – должным образом зарегистрированные, фактически обрушили привычную материалистическую картину мироздания. Они настолько ошеломили всех, кто имеет отношение к науке, что даже специально созданная Российской академией наук комиссия по борьбе с подобными мистическими аномалиями во главе с академиком Кругляковым многозначительно примолкла, не имея желания сказать «да» и не имея возможности произнести «нет» по поводу этого необычного явления. Ведь в мире ещё не было ни одного живого существа, которое вернулось бы в жизнь после смерти и могло бы рассказать об обратной стороне Бытия. Сейчас есть, и уже не одно.

И вот теперь я имел возможность не только лично встретиться с этим уникальным человеком, но и рассказать о своих достижениях в нашем Центре, спросить у него совета, поучиться.

На первую встречу с Григорием Петровичем я поехал без Игоря. Офис Грабового располагался на знаменитой московской улице Солянке, по соседству со зданием Президиума Российской академии медицинских наук. Соседство знаменательное. Вход в величественное старинное здание Президиума украшали античные колонны. Монументальность последних свидетельствовала о незыблемости, основательности и властном могуществе учреждения, вход в которое они обозначали. И рядом, в соседнем здании, занимаемом футбольной лигой, маленький – всего из двух комнат – офис знаменитого чудотворца, способного регенерировать отсутствующие у людей органы, без всяких лекарств излечивать от диабета, рака, СПИДа. Все эти результаты зафиксированы и доказаны. Несколько раз, например, Григорий Петрович проводил регенерацию отсутствующих органов прямо в хирургическом кабинете, на глазах у изумлённых врачей. И что? Потихоньку, понемногу первоначальное впечатление от произошедшего сглаживалось. Врачи, пытавшиеся в запале что-то объяснить медицинским чиновникам, утомлялись биться головой в стену, а со временем и сами начинали сомневаться – а было ли чудо? Может, гипноз какой-то или наваждение? Или спирту перед операцией чересчур хлебнули? Как это всё знакомо.

У меня тоже так было – написал письмо о возможностях нашей технологии заместителю правительства Москвы Валерию Павлиновичу Шанцеву. Он дал указание сразу нескольким клиникам и институтам связаться со мной и провести экспертизу обозначенных возможностей. Через полтора месяца узнаю: все клиники и НИИ провели соответствующие экспертизы и дали отрицательный ответ. Где они проводили свои экспертизы? Как? Сие тайна великая. Поскольку ни со мной, ни с моими сотрудниками никто из экспертов не встречался и даже не звонил нам по этому поводу. Не стали, так сказать, утруждать себя и других. Написали просто: такого быть не может, поскольку противоречит данным строго охраняемой нами науки. А другой науки мы не знаем. Поэтому никто не может и не имеет права лечить то, что мы сами лечить не умеем. Такая вот позиция.

Так уже было в своё время с акупунктурой, помните? Каких только ярлыков на врачей, осмелившихся иглоукалывание практиковать, не навешивали. И шарлатаны, и проходимцы, и недостойны высокого звания советского врача. А что в результате, – оказывается, есть такая наука и помощь людям весьма действенную способна оказать.

Вот с такими горькими мыслями проходил я мимо Президиума Российской медицинской академии, которая всем своим объединённым могуществом не смогла ещё ни одного человека от СПИДа спасти, в полуподвальное помещение офиса Грабового, где всё то, что не могла, не умела и не хотела официальная медицина совершать, – спокойно, скромно, деловито совершалось. Совершалось каждый день с одним и тем же положительным результатом.

Григорий Петрович меня ждал, и, как оказалось впоследствии, ждал давно, ещё до нашего знакомства. Человек, которого знал весь мир и совсем не знала или не хотела знать официальная чиновная Россия, – оказался молодым, приятным не только наружностью, но и в общении. Всего один час беседы, который ему удалось вырвать из графика приёма столпившихся в коридоре больных, совершенно убедил меня в том, что наша встреча была, по сути, предопределена, ибо отныне нам предстояло работать вместе. Я, Игорь и Григорий Петрович становились отныне одной командой, хотя действовали каждый на своём участке самостоятельно.

Мы обо всём договорились. Началась новая фаза обучения, уже в ближайшее время самым радикальным образом изменившая мою судьбу и судьбу Игоря.

Работать с Григорием Петровичем было не только лестно, но и полезно. Технология управляемого ясновидения, которую разработал Грабовой, представлялась нам с Игорем новой сияющей вершиной. И мы должны, обязаны были покорить эту вершину, тем более что её владелец радушно согласился быть нашим учителем на трудном пути. Он знает, что мы в том пространстве как конь и всадник. Объясняет: «Вас ввели в образ Георгия Победоносца. Это большая честь».

18 апреля в 21 час мы, как и договаривались заранее, установили телепатическую связь с Григорием Петровичем. Мы застали его в кабинете, поздоровались и напомнили о его согласии позволить войти в его сознание и считать имеющуюся там информацию.

Он улыбается, разводит руками:

– Входите, раз я согласился.

Пытаемся войти. Ничего не получается. Голову Григория Петровича защищает шар, который опоясывают светлые нити. От шеи до земли что-то вроде юбки с защитными светящимися энергетическими полосками. И… теперь мы видим, что это не сам Григорий Петрович, а его голограмма. Он работает с нами через посредника.

Приближаемся. Григорий Петрович сделал вторую сферу и легко отодвинул нас на прежнее место. Сверху над защитой он ставит треугольник и ещё один – получилась двойная пирамида. Она зеркальная. Все защиты до уровня земли. В дополнение он ставит квадрат, который защищает все защиты ниже уровня ног. Это как стекло. Оно незаметно. Новые трансформации – квадрат разворачивается в куб. Куб делает любую защиту невидимой. Что-то вроде волшебной шапки-невидимки.

– Понятно? – спрашивает Григорий Петрович.

– Да, – дружно подтверждаем мы с Игорем и немедленно начинаем конструировать такую же защиту себе. Получилось. Мы теперь недосягаемы.

– Чтобы выйти из защиты, надо сделать вот так, – призывает наше внимание Григорий Петрович и несколькими изящными пируэтами, разворотами и пассами убирает сначала куб, потом пирамиды, потом остальную защиту.

– Энергию забираем в сушумну, – говорит он и показывает, как уходят энергетические нити в его копчик.

– В следующий раз покажу защиту от мёртвых духов и энергетических потоков, – обещает он и исчезает.

Мы остались одни. Совершенно обалделые от счастья.

– Что будем делать? – спрашивает Игорь.

Неожиданно я предлагаю:

– Давай навестим в Питере Лапшина. Поработаем с защитой.

– Навестим, – согласился Игорь.

Поднимаемся и летим над землёй. Внизу – поля, леса, города. Внизу – Россия. Мы, как птицы, сминаем своими телами пространство. Две-три минуты, и мы уже в городе на Неве. Что-то ведёт нас безошибочно прямо к цели наших устремлений.

И вот мы уже в зале какого-то ресторана. Большой стол, музыка, много людей. Мы видим Вячеслава – он в центре стола. Рядом два генерала и ещё люди в штатском. Пьют шампанское. Вячеслав объясняет им, что может видеть через стены, слышать на расстоянии разговор.

А мы что делаем сейчас – разве не смотрим, разве не слушаем?

Лапшин говорит, что может читать бумаги, которые лежат где-то далеко на столе.

Один из генералов покровительственно произносит:

– Это нам пригодится.

Второй думает про себя: «Надо попросить его, чтобы проследил за моей женой».

Офицеры, мать вашу! О Родине надо думать!

Лапшин вдруг почувствовал, что мы с Игорем копаемся у него в голове. Он явно встревожен. Извиняется и отходит от стола. Встав в сторонке за колонной, он вдруг разворачивает свою энергетическую защиту. Это похоже на решётчатый щит, пронизанный желтоватыми нитями. Четыре продольных, четыре поперечных. Зеркальная поверхность. Он поднимает щит, пытаясь пресечь вторжение.

Нам с Игорем смешно. Мы берём его защиту руками, отводим и окружаем Вячеслава кубом-невидимкой. Всё, Слава попался. Беспорядочно машет вокруг себя своим щитом. Он очень встревожен, даже испуган.

Лапшин ничего не видит теперь. Лихорадочно перебирает в памяти возможные варианты. Но у него мощная интуиция. Он вдруг представил себе мой дом. Пытается приблизить его. А кубик-невидимка для чего? Ещё больше пугается. Спрашивает:

– Аркадий Наумович, это вы?

Молчим.

Он в панике. Идёт к столу. К жене.

– Люся, можно тебя на минуточку?

Что он делает? Отрывает жену от увлекательного разговора с соседкой о женском белье.

– Ну, что тебе? – недовольно спрашивает она.

– Отойдём, – просит он.

Она нехотя встаёт, и они отходят.

– У меня проблема, – объясняет он, – компьютер не включается. Петров что-то делает. Я его не вижу и дом тоже. У него мощная защита. Точно Петров.

– А кто ещё из наших мог бы работать на таком уровне? – вяло спрашивает она. Похоже, её не очень интересуют проблемы мужа. – Катя?

– Да нет!

– Надя?

– Не говори ерунды. Это Петров. Аркадий Наумович, что вы делаете?

– Шалим, – захихикали мы с Игорем.

– Точно, это Петров, – вслух объявляет Лапшин. – Когда вы научились такому?

Молча убираем куб-невидимку, выпускаем Вячеслава из плена, уходим на второй уровень.

Потрясающее приключение – в душе восторг, и в сердце ликование.

На следующий день, пользуясь данной нам Григорием Петровичем защитой, решили исследовать уровни.

Начали с третьего уровня. Налево и направо врата. Вход в астральный план нематериального пространства.

Решили идти налево. Входим. Холодно, запах гнили. Мы видим людей. Они лёгкие, как шарики. Это Царство мёртвых. Одеты в какие-то тёмные балахоны. Им плохо, неуютно здесь. Они нас не видят из-за защиты, которая на нас. Не хочется углубляться в это неприятное пространство.

Решили изменить направление исследований. Выходим в Бардо-канал. Напротив нас другие врата. Входим в них. Картина прямо противоположная. Пахнет весной. Всё очень похоже на нашу Землю. Люди почти материальны. Они здесь работают, как и при жизни. Когда-нибудь они снова вернутся на земной план и забудут, что были в этом мире. Петля бесконечности в виде восьмёрки. Лента Мёбиуса.

Снова возвращаемся в Бардо-канал. Поднимаемся вертикально на следующий, четвёртый уровень.

Смотрим влево – горы, моря, уходящие в беспредельность. Над ними чёрные грозовые облака, вихри, смерчи. Странные очень смерчи! Мы не знаем, откуда вдруг приходит ответ. Мол, это души человеческие, дисгармоничные. Ответ просто прозвучал в нас, в нашем сознании. Прозвучал так, словно кто-то читал наши мысли и готов был давать необходимые разъяснения по ходу необычной экскурсии.

Опять выходим из уровня и пересекаем Бардо-канал. Похоже, правая сторона системы более благосклонна к людям, чем левая. Мы видим просторы океана. Солнце ласково греет нас. Летний ветерок овевает лица. Это безграничность прекрасного. В нас опять таинственным образом вливается понимание: здесь можно почерпнуть знания и таланты для пения, рисования, создания книг, для чего угодно. Это дом муз, источник вдохновения.

Возвращаемся на первый уровень. Как-то разом подумали, а не навестить нам снова Лапшина?

Он пытался целый день за нами подглядывать. Ничего не получилось. Такую защиту, как у нас, он не пробьёт. Расстроен. Сидит в рубашке, чертит схемы, как меня достать. Думает: «Это Петров».

Вхожу в него. Ему стало плохо. Выходим. Вместе с Игорем делаем ему хорошую ауру, снимаем спазмы.

Лапшину лучше. Он подошёл к окну, дышит.

– Аркадий Наумович, это вы?

Молчу.

– Как это получилось? Когда это в вас проснулось? Это точно вы?

У него в голове отчаяние и пустота. Он всю жизнь стремился к этому, и ничего не вышло.

– Аркадий Наумович, я, наверно, в чём-то был не прав.

На глазах слёзы.

– Мы же помирились.

Молча соглашаюсь. И ухожу. Игорь рядом со мной. Мы возвращаемся в Москву.

Возле дома ощущаем какое-то неблагополучие. Останавливаемся в сторонке, рассматриваем внимательно. Над защитной полусферой дома кружит большой чёрный ворон. Нематериальный.

Ага, заволновался астрал! Теперь уже поздно волноваться. Мы с Игорем трансформируемся. Я белый конь в броне, на мне всадник с копьём и щитом – Георгий Победоносец. Он выхватывает меч, приближается к ворону. Решили пока применить мягкую фазу конфронтации, как учил Григорий Петрович. Вопрос «Зачем?» трансформируем в более приличествующий нашему облику:

– Что, хочешь косточки поразмять, побороться?

Ворон в панике. Он видит огромного всадника, голова которого уходит за облака. Он знает, что это такое. Крылатый конь – это космос. Всадник – сила и ум социума, всего человечества. Сейчас, на это время, они переданы нам. И ворон шарахается в сторону, исчезает. Жёсткая фаза конфронтации переведена в мягкую. Совсем не обязательно святому Георгию гоняться за каждой вороной. Конечно, ворон и ворона отличаются, как старинная легенда от современных помоек, вот и мы унизили врага этим сравнением. Ситуация обозначилась. Теперь они знают, где нас искать. Надо немного поморочить им голову. Пусть думают, что это, наверное, здесь, но совсем не обязательно здесь. Возникло ощущение необходимости какой-то уловки, выраженное предыдущей фазой. Уточняем.

– Чего боятся вороны? – спрашиваю Игоря.

– Пугала.

Вспомнили про голограммную копию Григория Петровича. Раздваиваемся. Теперь на посту возле дома будет стоять голограммная копия Георгия Победоносца. Если кто-то приблизится к дому со злом, предупредит нас, и мы мгновенно среагируем, с любого расстояния. Кроме того, щит может действовать самостоятельно, хотя и не с той степенью свободы, как мы с Игорем.

В нас опять звучит чей-то голос: «Не бойтесь, это невозможно предотвратить. Идёт новая развёртка пространства с целью позитивной реконструкции».

– Мы не боимся, – отвечаем вслух, – потому что не отделяем свои действия от того, Кто эти действия производит, – от Создателя.

Поражаемся синхронности ответа и переглядываемся с Игорем.

«Вам надо освоить технику управления, – слышим голос, – вам надо определить, какие состояния сознания с точки зрения души без логического управления создают управляемую фазу. Проследите в работе с материальным пространством. В управлении реальными событиями не всё сразу можно освоить, тем не менее событиями всё равно нужно управлять».

Что ж, задание получено. Оно простое и ясное, как незабвенный лозунг Ильича: «Учиться, учиться и ещё раз учиться!»

Утром следующего дня, в восемь ноль-ноль, как добросовестные ученики, мы с Игорем уже за партой. Включаем экраны внутреннего видения – и сразу же оказались в образе: конь с всадником. Похоже, готовят к войне. Изучаем себя.

Конь защищён кольчугой. Над глазами металлические козырьки, которые опускаются в бою и закрывают зрение. Это Пегас. У всадника слева продолговатый червлёный щит, справа копьё, очень длинное. Цвет копья – тёмный. Кольчуга, ноги защищены наколенниками. Сапоги с завитушками, носы сапог завернуты вверх. На ремне подвешен меч, рукоять его покрыта драгоценными камнями. Самый большой розовый камень завершает рукоять. На седле – лук и стрелы. Стрелы в колчане, их семь штук разного цвета: жёлтая, фиолетовая, зелёная, синяя, коричневая, чёрная, белая. За ремнём всадника посох. Рукоять его загнута, на ней надпись: «Спаси и сохрани!»

Шлем обрамлён кольчужной завесой. В его центре, над переносицей, горит огромный рубин. На плечах всадника очень длинный плащ красного цвета. На воротнике плаща тоже что-то написано. Справа на седле могучая булава. Ещё раз смотрим на щит. На нём рисунок: всадник поражает копьем дракона. Точь-в-точь как на гербе Москвы.

Теперь можно и в путь. Пару раз скакнул – и мы уже на втором уровне слева, на учебном полигоне.

Испытываем камень на шлеме и тот, что у меня на лбу. Из них идут лучи. Управляем лучом с помощью сознания. Не знаем откуда, приходит информация, что надо делать и как. Такое ощущение, что знание таилось до поры до времени в нас самих. И теперь вот высачивается из глубин нашего существа.

Лучом рисуем поляну, мощный старинный замок. Рисуем жёлтым цветом. Проверяем: можно ли это убрать? Луч становится фиолетовым, стираем всё нарисованное. Зелёным цветом приближаем замок к себе, синим – удаляем и уменьшаем. Какой хитрый цвет! С его помощью любого великана можно сделать лилипутом. Надо иметь в виду, но вряд ли придётся воспользоваться. Мы – Георгий Победоносец! А это ко многому обязывает. Рыцарь всё-таки!

Используем чёрный цвет. Замок повернулся влево и стал невидимым. Поворачиваем вправо – опять видимый.

Коричневый луч: замок уменьшился и полетел вверх, как воздушный шарик. Поворачиваем его против часовой стрелки – вернулся назад и встал на прежнее место.

Белым лучом захватываем и тянем за собой, куда хотим.

Теперь опробуем лук. Накладываем на тетиву стрелу, целимся в замок, стреляем. Вот это да… Замок рухнул, будто в него межконтинентальная ракета врезалась. Берём копьё. Рисуем защиту, как у Лапшина, – квадрат, разбитый жёлтыми линиями на сектора. Бьём копьём: щит стекает на землю, как размороженный студень.

Раззадорились. Нужен противник активный. Создаем дракона. Игорь выхватывает из ножен меч, размахивается, бьёт по шее ещё до того, как дракон раскрыл пасть, чтобы погреть нас своим огнемётом. Голова, как кочан капустный, летит на землю.

С этим разобрались. Усложняем задание. Рисуем Змея Горыныча. Почему-то очень хорошо знаем, что его левая голова – это тёмная сила, центральная голова – знания, мощь, умения, хитрость. Справа – самая вредная. Её надо рубить первой.

Удар – покатилась самая вреднючая. Средняя башка огнём в нас метнула. Жар неимоверный. Плащ Игоря и моя попона спасают от перспективы стать завтраком Горыныча: жаркое былинное из Георгия невезучего. Махнул Игорёк мечом – и вторая голова отвалилась. Горыныч потерял немного равновесие. Левая голова перевешивает, и он никак не приладится нам чем-нибудь навредить, – и лапой достать пытается, и хвостом шандарахнуть, но с равновесием проблема. А Игорь изловчился, мечом по чешуйчатой шее саданул. Всё: сдох Горыныч.

Из боевого оружия ещё булава осталась. Рисуем огромную гору. Игорь размахивается и от души булавой по вершине горы саданул. Вот это мощь – вершина горы в мелкие камушки осыпалась. Один пригорочек на её месте остался.

Испытываем последний дар небес – посох.

Рисуем человека. Из посоха к нему вырывается луч, попадает в темечко на голове и яркой молнией уходит в сушумну, в центральный канал. Человек оживает, оглядывается, ему дали жизнь, и он пытается понять, что это такое.

Стираем любознательного. Вместо него рисуем чёрную птицу. Луч бьёт ей в хвост и в голову – птица осветляется.

Стираем птицу, рисуем зайца. Как его оживить? Воздействуем лучом на ноги и голову, потом наконечником посоха дотрагиваемся до изображения, материализуем. Получается. Значит, последовательность выявилась: сначала идея, потом энергия, потом материя.

Интересненько. Прибираем за собой и опускаемся на первый уровень.

Мы стоим на земле и видим, как вокруг носятся фамилии, формулы, геометрические фигуры. Всё это вроде миллиардов нитей. Перехватываем одну из них и запускаем в себя. Теперь это как лента фильма. Самолёты, вертолёты, морские корабли, извержения вулканов, катастрофы, тайфуны – всё теперь в нас.

Перехватываем другую нить. Мы под водой. Вокруг нас рыбы, коралловые рифы, видим, что там живёт, развивается, умирает.

Другая нить – город, машины, компьютеры, сбои сетей, экология, очень нервная обстановка.

Меняем ленту – звёзды, Луна, спутники, ракеты. Идёт информация об опасности столкновения Земли с астероидом. От удара Земля ускорит своё вращение. Это будет страшная катастрофа.

Информация идёт очень быстро, в виде цифр. В нас опять звучит голос, что мы вторые, кто получил допуск к этой информации, что это начало второго этапа нашей жизни. И если мы сумеем его пройти и спасти Землю, будет самый важный этап, третий.

Одна из информационных нитей тревожно завибрировала. Перехватываем её. Видим дом, что-то вроде самодельного алтаря. Стол. На нём амулет, горят свечи и стоит моя фотография. У стола женщина. Ей около пятидесяти лет. Полная, под левым глазом родинка. Волосы чёрные и длинные, словно приклеенные, ресницы.

Женщина произносит заклинания. Это ритуал, и он направлен конкретно против меня. Цель ритуала – информационное кодирование.

Игорь берёт стрелу и пускает её в стол. Кажется, там началось землетрясение. Всё качается, падает. Свеча зажгла фотографию, обгорел уголок. Женщина в панике. В её сознании страх. Она поняла, что столкнулась с чем-то более могучим, чем она. Она лихорадочно гасит свечи. Будем надеяться, что урок пойдёт ей впрок. Адью, ведьмака доморощенная.

Поднимаемся в Бардо-канал, чтобы закончить изучение уровней.

Пятый уровень слева. Тьма, ураганы, вихри, молнии, состояние человека и природы. Летит огромная пчела: одна сторона полосатая, как у шмеля. Это гипноз.

Справа прямо противоположное – синее небо, лёгкие облака, весенние грозы. Солнце, ласковый ветер, берёзы. Но это тоже гипноз.

Попробуем, как это действует. Скачем на площадку. Рисуем два дома. В каждом живут по семье. Оживляем картинку. Скачем наверх. Набираем два мешочка гипнотических видений. В один собираем ветер, темноту, сырость. В другой – весенний ласковый бриз, пейзажи с берёзками. Высыпаем из первого мешочка содержимое на дом – что-то ломается, не ладится, все в семье ругаются, не могут договориться. Высыпаем из второго мешочка на второй дом. Там все улыбаются, сияют, смеются, работают. Шестой уровень слева. Здесь творчество, но какое-то странное – бездарность, графоманство, напрасные потуги. Справа – великие вдохновения гениальных людей. Здесь творцы получают прозрение, чтобы написать книгу, нарисовать картину. Мне здесь хорошо, приятно, не хочется уходить. Но Игорь уже устал. Надо возвращаться.

* * *

Знание о структуре управления Землёй вызвало, в свою очередь, каскад новой информации. Она возникла сразу в моём сознании как данность – неизвестно откуда, неведомо зачем. Я почему-то знал, что уровни образуются из-за вращения Земли вокруг своей оси в результате процесса электромагнитной сепарации. И каждая планета Солнечной системы имеет как бы свою структуру влияния в этом планетарном механизме управления. Причём уровни идут наподобие пирамиды не только вверх над Северным полюсом, но и вниз, к планетарному ядру. Получаются, в общем-то, две пирамиды, смыкающиеся своими основаниями на земной поверхности.

Эту структуру я аккуратно вычертил на плотном листе ватмана. Вышла очень занятная картинка. Светлый серебристого цвета Бардо-канал прорезал эту конструкцию сверху вниз. Ещё один такой же канал пересекал перпендикулярно первый. Отчётливо и недвусмысленно обозначился крест. «И отделил Бог свет от тьмы». Чем отделил? Получалось, что Бардо-канал, заполненный таинственным серебристым цветом, и есть некий Божественный разделитель. И имя его – Святой Дух.

«И создал Бог два светила великие: светило большое, для управления днём, и светило меньшее, для управления ночью, и звёзды». Со светилом большим всё более-менее ясно. Солнце – звезда нашей планетарной системы. А вот светило малое вызывало недоумение: где оно? Ведь это не про звёзды – они отдельно. Может быть, Луна? Её влияние на события нашей планеты очень велико. Но сомнение мучило меня. Я чувствовал, что должен найти ответ на этот вопрос, тем более что Лапшин не раз говорил о каком-то таинственном Солнце-2. И связывал с ним планы ни много ни мало – своего финансового могущества. А поскольку давно миновала стадия, когда я относился к его наполеоновским замашкам как к шизофреническим весенним обострениям, то ответ на этот вопрос надлежало получить. И чем быстрее, тем лучше.

Самое время предупредить не очень искушенного читателя об одной особенности ясновидения.

Сначала простой пример. Когда у кого-то болит сердце, ему снимают кардиограмму. Замысловатый график не отражает, конечно, всей сложной деятельности нашего «насоса», но он даёт представление о некоторых сторонах его работы, для врачей зачастую эта картина не только необходима, но и достаточна.

Мы не знаем пока, как на самом деле выглядят и что собой представляют те тонкоматериальные сущности, с которыми работают ясновидцы. Но сами эти сущности хотят взаимодействовать с человеком. Поэтому они представляются ясновидцу в привычных его культуре и воспитанию образах, говорят с ним на родном ему языке, используя опять же знакомые с детства обороты речи.

У человека заболело сердце, он обратился к ясновидцу, и тот видит чертёнка, зажимающего аорту. Не кардиограмму, а того самого «нечистого», каким мы представляем его по иллюстрациям в сказках. Ясновидец может вполне реально разговаривать с ним – не вслух, правда, а мысленно, но они понимают друг друга. И кстати, этот чертёнок, неизвестно какой и чьей фантазией созданный, полнее отражает суть болезни пациента, чем нарисованная прибором кардиограмма.

Мне думается, что когда человеческий мозг активизируется с обычных трёх-четырёх процентов до пятидесяти, например, то он может представлять какие-то процессы, явления, даже абстрактные понятия именно в виде зримых сущностей. Иначе, почему у того же дракона, да и у чёртика вышеупомянутого всего одна-две функции и вполне понятное, довольно примитивное назначение. Какой-нибудь Цербер не ест, не пьёт, за подружками не бегает, только стережёт вход в пещеру.

Человек же многофункционален, с большим числом степеней свободы. Именно его сознание творит наш мир, выше об этом уже говорилось. И тогда все эти образы, сущности или как их ещё там – всего лишь правополушарный способ мгновенного познания и освоения тех природных явлений, на постижение которых левому полушарию нашего мозга требуются долгие годы.

Простой пример - лет сто лет назад, физики открыли дверь в неизвестную прежде человечеству страну микромира, в мир атома. Учёные с тех пор довольно внимательно и подробно изучали эту мельчайшую неделимую частицу, накапливали сведения о её назначении, о её роли в нашем мире, в строении материи и физической реальности. Но вот вопрос: был ли Макс Планк и другие первыми, кто увидел в основе материального мира атом?

Тот, кто изучал древнюю историю, знает, что был такой философ Демокрит и две с половиной тысячи лет назад он тоже говорил об атомах и оставил нам описание этой частицы. И вот что интересно, описание, которое нам представляет современная физика то, которое оставил философ Демокрит из древнего города Абдера, они фактически идентичны. Только у одного, допустим Макса Планка, уже были накоплены за сотни лет некоторые теории, исследования других учёных, какой-то фундамент материалистического постижения действительности; у другого – ничего этого не было. У одного были уже и приборы, и эксперименты, у другого не было никаких микроскопов, не то что молекулярных, вообще никаких. И, тем не менее, он каким-то образом увидел и увидел, заметьте на две с половиной тысячи лет раньше, и увидел, ещё раз повторю, точно. По сути дела не имея расхождения с современным представлением об атоме. Значит, он получил это знание каким-то другим путём, за счёт вот этого самого озарения, интуиции или, мы можем сейчас это сказать, ясновидения. Потому что сегодня уже не единицы, а очень многие обладают этим инструментом или этой возможностью человека на уровне практическом, то есть вмешиваясь в процессы, которые идут внутри организма, внутри клетки, внутри хромосом и даже ген, менять в положительную сторону негативные события и в вызывать этим выздоровление, а во многих случаях даже изменение событийных рядов.

Как это получается? Наверное, явления такого рода относятся к области принципиально непостижимого земным сознанием мира, о котором писал Семён Франк. Но ещё раз напомню, что и сущности электричества мы до сих пор не знаем, что не мешает нам активно его использовать. Так почему не обратить на благое дело те образы, что являются ясновидцу?

Ангелов и святых мы видим такими, как они изображены на иконах, поэтому легко узнаём их. Благодаря канонам иконописи мы отличаем их друг от друга. То же с историческими деятелями, чьи живописные портреты известны. Иногда портреты эти вымышлены, ну так что же?

И тут же возникает ещё одно условие: чем образованнее ясновидец, тем больше он видит. Чтобы узнать в старике Сократа, надо знать, что такой философ был в такое-то время. Ясновидец с образованием горного инженера наверняка видит мир потусторонних сущностей по-иному, нежели зоотехник. А если они будут работать вместе, то будет задействован их общекультурный арсенал представлений.

Здесь наверняка много весьма интересных проблем. И очень жаль, что никто не занимается историей ясновидения, сравнительным анализом наших видений и зависимостью их от личности экстрасенса.

Итак, потусторонний мир желает нашего содействия, люди ему нужны. Какова конечная цель этого сотрудничества – не знаю. Но твердо верю, что своим человеческим достоинством не поступлюсь.

  Конечно же, я далеко не первый, кто пытается изучить и понять возможности тонкого мира и его связи с физической реальностью. Моё преимущество лишь в том, что я одновременно являюсь и исследователем и участником этого процесса. Но даже в бывшем СССР многие учёные осмеливались высказывать суждения совершенно еретические с точки зрения господствовавшей тогда марксистско-ленинской идеологии. Вот одно из них, принадлежащее члену-корреспонденту Союзной Академии наук В.И.Сифорову:

  «Чем шире раздвигается горизонт знаний, тем больше ощущаем мы ограниченность познавательных и интеллектуальных возможностей отдельного человека. Сама профессиональная специализация и специализация в науке – следствие признания нами этого факта. Соответственно, как представляется это сегодня, и знание о Вселенной продолжает оставаться относительной истиной в том знании, которое придавал понятию В.И.Ленин. Я уверен, в космосе мы встретимся с многими неожиданностями, в том числе весьма «диковинными» формами материи. Более глубокое изучение пространства-времени, приложение к пространству-времени принципа дискретности откроют перед нами такие горизонты понимания Вселенной, о которых сегодня мы не можем даже и думать, которые с позиции сегодняшнего дня могут представляться «безумными» и «дикими». Так же, как когда-то мысль о передаче энергии квантами казалась физикам «дикой». Мера неожиданности, парадоксальности идеи может впоследствии оказаться мерой её активности. Этот парадокс сформулировал в своё время Нильс Бор: «Перед нами безумная теория. Вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть правильной».

Всё здесь сказанное имеет прямое отношение к гипотезе о «разумной Вселенной». Восприятие Вселенной как системы, воздействующей на себя, наделённой некими атрибутами и реализующей какие-то цели, – это восприятие выходит за пределы нынешнего нашего относительного знания. Возможно, это та ситуация, когда сегодня на помощь знанию может прийти интуиция».

На работе, в издательстве «Художественная литература», тоже именно тогда, когда мы вроде выбрались из долговых ям и обозначили устойчивую тенденцию к росту всех показателей, затеянная замминистра Григорьевым структурная перестройка отрасли из разряда отраслевых страшилок плавно перетекала в фазу практических мероприятий. Вокруг нас происходили кошмарные истерии нового передела, цель которых вполне отчётливо вырисовывалась: посадить на ключевые посты своих людей, остальных свалить в большие братские могилы холдингов, где они сами постепенно истают с конкурентного рыночного пространства. В результате, в дополнение к давним известным приятностям, в центре Москвы освобождалось немалое число престижных зданий, умелая раздача которых сулила не столько государству, сколько представляющим его двуглавого орла чиновникам весьма солидные комиссионные. В общем, игра затевалась крупная, и церемониться никто не собирался. Так же, как когда-то из кабинетов выбрасывали бывших руководителей Госкомпечати, с той же медвежьей аккуратностью готовы были выкинуть из директорских кресел людей, которые единственно и спасали свои предприятия от окончательной гибели. Ведь самое трагичное в их положении было то, что государство в них не нуждалось и они существовали вопреки тем кошмарным условиям, в которые их поставили, лишив оборотных средств и время от времени полностью снимая с их банковских счетов всё, что они зарабатывали. В рыночных гонках с коммерческими предприятиями они должны были одолеть трассу, не имея в баках своих моторов ни капли горючего. Потому что оборотные средства – это то горючее, без которого ни один проект предприятия – будь оно коммерческое или государственное – не может быть реализован. И если частное предприятие может гарантировать банкам возврат заёмных средств активами своих акций или недвижимостью, то что могли бы предложить в залог государственные предприятия? Ведь у них ничего своего нет.

Мы с сочувствием и бессилием следили, как уничтожали на наших глазах одно славное издательство за другим. Редактора газеты «Книжное обозрение» уволили, когда он был на больничном. Директора весьма успешного издательства «Детская литература» Елену Норцову свалили с должности за две недели. Она подала в суд, выиграла и всё-таки не смогла вернуться на прежнее место работы. Не выдержали нервы её матери, и она с инфарктом миокарда слегла в постель. Уже на больничной койке она умоляла дочь: «Лена, они тебя убьют! Разве ты не видишь, что это за люди! Уходи, если хочешь меня спасти. Я не смогу жить, зная, что ты всё время под угрозой».

Вот на таком неблагоприятном фоне – на работе, в отрасли – и развивались дальнейшие драматические события. Несмотря на невероятные психологические сложности, мы с Игорем находили время для дальнейшего изучения открывшейся нам неведомой прежде страны тридевятого царства, тридесятого государства.

На седьмом уровне справа и слева мы нашли волшебную живую и мёртвую воду. Мы сделали всего один шаг от входных врат, и сказочные сюжеты вдруг обрели черты реальности. Мы знали, что если пойдём дальше по открывшемуся нам пути, то может не хватить и десятилетий, чтобы увидеть всё, что там находится.

На восьмом уровне мы видели животворящий и умертвлящий кресты.

На девятом уровне нашли библейский рай и ад. Любые врата открываются перед нами, но пока мы не можем обследовать всё, что таится за ними. Боимся потеряться.

Однажды в Бардо-канале мы увидели большого чёрного ворона. Поскольку мы были в защитных оболочках, которыми научил пользоваться Григорий Петрович, он не заметил нас и пролетел буквально рядом. Решили проследить и поскакали за ним. Впрочем, поскакали – слишком сильно сказано. Одного скока хватило, чтобы его догнать на третьем уровне, где он влетел во врата Царства мёртвых. Это были левые врата. Нас никто не остановил, когда мы въехали следом за ним.

Ворон опустился на землю. Теперь это наполовину человек. И мы его знаем: Лапшин. Вот с кем он общается, откуда берёт свои знания и свою силу. Он не человек. Сбоку он птица, а сзади – чёрт, с хвостом и на копытах. Его встречает огромный чёрный человек с капюшоном, надвинутым на лицо. Мы не видим кто это – мужчина или женщина? На плече коса. Это Смерть. Они встали друг против друга. Общаются телепатически. Мы не можем считать информацию, иначе нас заметят. Видим только, как из груди Смерти в грудь, голову и ниже паха этому получёрту полуптице ветвится чёрный поток энергии. Вот где его дом, вот где его родня. Надо уходить, пока нас не заметили. Сражаться со Смертью мы ещё вряд ли готовы. Потихоньку уходим, тем более что вдалеке собирается ужасная толпа мертвецов.

Вечером решили навестить Лапшина. Последнее время он явно работает против меня. Многие близкие ко мне люди видят гипнотические фильмы с жуткими сценами изнасилования. Эти страшилки явно не случайны. Особенно если ты знаком с работой уровней и сам можешь делать подобное. Хотя между «можешь» и «делаешь» – большая пропасть. Лапшин, похоже, её перескочил. Ну что же, значит, с ним не обязательно церемониться.

Мы нашли нашего бывшего гуру в Москве. Он в квартире одного из своих почитателей. Ему разрешили пожить, сколько захочет. Читает книгу. Отлично себя чувствует! Ничего, это сейчас пройдёт. Не убирая защиту, входим в сознание. Мы знаем, что искать. Информационные нити словно кадры киноленты. Просматриваем их. Так – вот они, мертвецы Царства мёртвых. Он сам пришёл оттуда. Его задача собрать энергию тех, кто ему поверил, и через эгрегор перекачать в Царство мёртвых. Он их подпитывает энергией за счет живых. А вот он создает мыслеформы ужасов и напускает их на других людей. Интересные у него развлечения. Кто бы мог подумать, что в двадцатом веке – веке торжества материализма – подобная мистика не только возможна, но и активно действует среди самых заядлых атеистов. Воистину пути Господни неисповедимы.

Лапшин чувствует проникновение в себя. Тем более что наша светлая энергия для его тёмной сущности словно святая вода. Она его обжигает. Он встаёт, активизирует биокомпьютер (поскольку это его термин, пусть называет своё сознание как хочет). Поднимается на уровни. Пытается увидеть, откуда идёт воздействие.

Но наша защита для него непроницаема. Жена Лапшина спрашивает:

– Что с тобой?

– Не мешай, кажется, опять Петров наседает, – огрызается колдун.

– Ты на своем Петрове помешался, – вскидывается гейзером раздражения Люся и отворачивается.

Лапшин повернулся к нам лицом. Его сканирующий луч проскользнул по нашему защитному кубу. Преломился на его поверхности и обошёл с двух сторон. Так он ничего не увидит. Мы перемещаемся с Игорем влево, он смотрит вправо. Нервничает. Роняет книгу на пол и сам вздрагивает от неожиданности.

Берём посох и обводим книгу красным цветом. Лапшин видит горящий вокруг книги круг. Его ноги подгибаются. Он падает в кресло.

Жена опять интересуется:

– Что с тобой?

– У меня усталость, стресс. Ноги ватные, ничего не хочется. – Он медленно засыпает. Мы напустили на него гипноз.

– Может, ему ужастик прокрутить? – спрашиваю Игоря.

– Да ну, он их любит, – не соглашается мой боевой друг.

Жена встаёт, тычет его в плечо.

– Ты что, вправду спишь?

Он откидывается на спинку кресла, просит слабым голосом:

– Дай попить.

– Иди к чёрту, – с чувством, от души посылает она его и уходит в другую комнату.

Опять залезаем к нему в голову, смотрим, что он придумал в последнее время. Работал над защитой. Она несложная. Разные фигуры, выдуманные человеком: пирамиды, квадраты, шары, которые соединяются, как летающие тарелки. Идём глубже. Боже мой! Какой он внутри старый! Несколько миллионов лет!

Записываем ему в подсознание весточку о себе: «Покайся! Думай о Боге! Не занимайся тёмными делами».

Теперь со спокойной совестью можно отдыхать. Уходим из того пространства в мой кабинет. Улыбаясь, смотрим с Игорем друг на друга. Счастливы, как дети.

* * *

То, что мы сделали в виртуальном пространстве, вдруг получило совершенно определённое материалистическое подтверждение. К нам в Центр неожиданно пришла одна из ближайших сподвижниц Лапшина, едва ли не с первых дней сопутствовавшая ему. Женщина была явно взволнована и даже испугана. Она рассказала мне, что её начали тревожить участившиеся случаи расстройства психики у детей, связанные с методикой Лапшина. Она набралась смелости позвонить ему и высказать свои опасения и, более того, возражения.

А на следующий день в Центре появилась женщина из Донецка. Она руководила там филиалом Академии. Три детские группы, которые она готовила по методике Лапшина, одна за другой заболели болезнями, схожими с теми, какими болели и другие дети, прошедшие энергетические тренинги в Академии. И так же, как моих детей, их мучили кошмары и кладбищенские сюжеты.

К сожалению, мне не удалось с ней встретиться. С ней разговаривала наша управделами. Она многое объяснила гостье из Донецка. Надеюсь, что это поможет ей сориентироваться в происходящем.

Когда мы в следующий раз вышли с Игорем в нематериальное пространство, нас уже ждали. Появился ангел с большими сияющими крыльями и позвал за собой наверх. Мы мгновенно оказались вместе с ним где-то выше уровней. И встали на облаке, которое было под нами, словно земля.

Над головой тоже были облака. Они клубились и ограничивали свет. Потом в их разрыве образовалось окно, и в него хлынул яркий, ослепительный поток. В этом потоке появилась сначала геометрическая фигура – круг с врисованным в него золотыми нитями треугольником. Сбоку материализовалась украшенная драгоценными камнями икона с ликом Христа и стала сближаться с геометрической фигурой. Она плавно вошла в центр треугольника, затвердела там в золотую медаль и вдруг поплыла в нашу сторону. На медальоне возникла из ниоткуда золотая цепь и наделась на шею Пегаса. Следом из света появился человек с шапкой Мономаха на голове. За ним вышли святые и воины. Их очень много. Они идут мимо нас. Поворачивают головы, смотрят сурово, внимательно, изучающе. Там, откуда они выходят, просматриваются стены древнего города. Они высокие, белоснежные.

Из света возникает человек в длинной белой одежде, с крыльями за спиной. Он летит над воинством и святыми. И улыбается нам.

Мы робко пытаемся угадать:

– Архангел Михаил?

– Да! Разве не узнали меня?

Опять идут люди, держат в руках шитые золотом и серебром хоругви. Снова воины в кольчугах и шлемах. В их рядах и святые Православной Церкви, священники. Облака расходятся ещё шире. Под ними возникло море, шторм кидает с волны на волну старую лодку, ветер в клочья рвёт подгнивший парус. А люди стоят на палубе и не боятся. Луч с неба ведёт корабль.

Картина исчезает. Теперь мы видим огромного человека. Это кузнец. Он куёт богатырский меч с большим камнем в оправе, закреплённым в перекрестье лезвия с рукоятью. Подаёт его нам. Игорь берёт и целует лезвие.

Я вдруг перестал быть Пегасом. Стою рядом с Игорем в академической мантии.

Кто-то сбоку, тоже великан в одежде священника, обрызгал нас веничком из жёлтого чана. Нас крестят огромным крестом, и мы целуем три раза крест. Благословивший нас кладёт нам поочерёдно руку на правое плечо.

– Теперь вы приняли истинное святое крещение. Во имя Отца, Сына и Святого Духа, аминь!

 

 

* * *

 

 

Конечно, я не мог воспринимать подобное, только как факт, не осмысливая, не подвергая экспертизе сознания. Отрицать происходящее я не имел возможности, к тому же был не единственным участником события, но очень хотел найти какую-то привычную опору своим невероятным происшествиям. Тот же журналист А.Горбовский в другой своей книге «Иные миры» (М., 1991 г.) исследовал что-то подобное моему нынешнему восприятию. Позвольте, его процитирую:

«Мысль о каких-то сущностях, живущих рядом с нами и не воспринимаемых органами наших чувств, присутствовала в человеческом сознании практически всегда. Это представление пронизывает все верования, мировые религии и мифологические системы разных народов. Можно с уверенностью утверждать, что в истории человечества не было цивилизации, в системе воззрений которой не присутствовал бы этот элемент. Воззрения теологов, философов и мистиков всех времён на то, что представляют собой эти сущности, могут быть небезразличны и сегодня тем, кто пытается понять подобные феномены.

Некоторые великие мыслители в ряду других свидетельств своего прозрения оставили и относящиеся к тому, о чём говорю я здесь. Аристотель считал, что, помимо людей, птиц, животных и других, хорошо известных нам форм жизни, рядом с нами присутствуют ещё некие сущности, не воспринимаемые нашими органами чувств, обладающие более тонким, эфирным телом, но которые столь же субстанциональны, как и те, что мы видим. Аристотель, как и другие философы разных эпох, разделявшие это убеждение, приводил эту точку зрения, не утруждая себя какими-то доказательствами и аргументами. Они не ставили перед собой цели в чём-то убедить кого-то. Кроме того, знание этой иной реальности, ощущение её бытия – область скорее глубокой интуиции, чем логических выкладок и рационалистических построений. Такая констатация либо способна вызвать резонанс и понимание у кого-то, кто наделён такой интуицией, либо нет. Из этого вовсе не следует, будто кто-то лучше, а кто-то хуже. Единственное, что следует из этого, это то, что кто-то ощущает свою причастность к некоей, более обширной, многомерной реальности, а кто-то нет.

Поэтому, надо думать, и были так логичны мыслители, лишь упоминая, но не аргументируя это своё убеждение. «Признаюсь, - писал Кант, - что я очень склонен к утверждению существования в мире нематериальных существ…».

Пожалуй, более подробно, чем другие, излагал это К.Э.Циолковский. Он верил в возникновение на самой заре существования Вселенной неких «существ», устроенных не так, как мы, - писал он, - по крайней мере из несравненно более разреженной материи». За миллиарды лет своего бытия существа эти, считал учёный, могли достичь «венца совершенства». «Умели ли они сохраниться до настоящего времени и живут ли среди нас, будучи невидимы нами? – спрашивал Циолковский.

Неспособность наша к восприятию этих тонких структур, иных сущностей сравнима, возможно, только с неспособностью насекомых или, скажем, пчёл воспринять наше собственное существование человека. Люди занимаются пчеловодством более 10000 лет. Десять тысячелетий подряд они используют пчёл, видоизменяют их, изучают, пишут о них статьи и монографии. Но при этом для самих пчёл человек, оказывается, остаётся за барьером их восприятия. Зрение их устроено таким образом, что позволяет им различать лишь расплывчатые контуры ближних предметов. В этом колышущемся мареве туманных очертаний контуры человека, контуры дерева или колонны, воздвигнутой в честь какого-то события нашего мира, одинаково неразличимы и равно безразличны им. Пчёлы, считает известный французский исследователь Реми Шовен, даже не подозревают о существовании такого существа, как человек. В той реальности, в которой пребывают они, нет ни человека, ни человечества.

Подобно пчёлам или насекомым, обитающим на природе, не догадывающимся о существовании человека, мы не воспринимаем иных сущностей, возможно, точно так же обитающих рядом с нами. Правда, иногда мы хотя бы можем допустить мысль, что они есть. Но каково бытие этих сущностей, каковы их мотивы и цели, если они вообще присущи, этого мы знать не можем. Как не могли бы знать, не разводят ли и они человечество так же, как мы разводим пчёл. Впрочем, может, и слава Богу, что не знаем (с. 133-135).

А вот ещё одно мнение – известного нейрофизиолога, лауреата Нобелевской премии Дж.Экклеса:

– Я уверен, что исходная реальность в моём восприятии своего «я» не может быть идентифицирована с мозгом, нейронами, нервными сигналами или пространственно-временными моделями получаемых импульсов. Я не могу поверить, чтобы опыт сознания не имел другого продолжения, не имел возможности другого существования при каких-то иных, невообразимых условиях. Во всяком случае, я утверждаю, что возможность последующего существования не может быть отвергнута на научных основаниях.

По его словам, существует некий компонент человеческого бытия в мире, «который не подвержен дезинтеграции после смерти».

И вот теперь я лично соприкоснулся с сущностями, незримо пребывающими рядом с нами, и смог увидеть новый аспект своего собственного существования. Даже странное и неожиданное приобщение к ритуалу Святых Тайн, безусловно, представляло собой часть некоего плана, соединяющего различные структуры личностной психики и сознания, как моей, так и Игоря Арепьева. Ведь ещё Парацельс категорично утверждал, что у каждого человека есть два тела – тело физическое и тело духовное. А ведь он был ясновидящим. Так что же происходит с нами – расщепление или синтез этих двух тел?

                                                           * * *

У моей ученицы Тамары, о которой я уже упоминал в этой книге, сильная головная боль. Атаки на её здоровье сильно выводят меня из равновесия. Тамара тоже едва переносит это нескончаемое недомогание. У неё постоянные нервные срывы.

Зову Игоря. Надо как-то разбираться с этим. Уже нет возможности терпеть беспредел мохеровых (так мы с Игорем зовём пронырливое население подземных структур).

Решили поработать втроём. Выходим в нематериальное пространство. Над головой Тамары висит шар со светящимися прожилками. Локализуем нападение и идём по лучу к тому, кто его послал. Знакомая птица с хвостом и копытами.

– Ну, сейчас мы тебя придушим, мохеровый! – ярится Игорь и нападает.

Птица обращается в огромного, яростного волка. Вижу его глаза с жёлтыми росплесками ненависти, оскал клыков. Но волк немного растерян. На поединок с самим Георгием Победоносцем он, кажется, не рассчитывал. Хочет удрать. Поздно. Игорь бьёт его копьём.

Волк прямо на глазах оборачивается в лису. Тоже пакость большая. Прямо передо мной – глаза в глаза. Бью её копытом. Из лисы выпорхнул ворон, умчался куда-то на уровни.

Надо что-то делать с Тамарой. Ей совсем плохо. Мчимся наверх, берём там животворящий крест. Ставим напротив Тамары. Сверху идёт мощный луч. Крест ставим в луч и направляем возникший солнечный ветер на Тамару. Она вся в этом потоке. В неё идёт мощный заряд божественной энергии. Боль уходит. Ей намного лучше. Добавляем ещё энергию из посоха. Она выздоравливает прямо на глазах.

Сверху появляется белый голубь. Нас зовут наверх. Тамара выходит из нематериального пространства, а мы летим за голубем. На самой вершине уровней – лестница. На ней сидит святой Георгий Победоносец. Опускаемся перед ним на колени. Он такой огромный, что мы едва дотягиваемся до колена его ноги.

– Чего хотите попросить? – спрашивает он.

Отвечаем, что просим помощи в битве с тёмными силами и в добрых делах.

Он протягивает нам руку с кольцом на пальце:

– Дотроньтесь до кольца.

Мы дотрагиваемся и чувствуем, как возрастает в нас сила.

Теперь надо найти Лапшина. Добить.

Спускаемся на земной уровень. Отыскали его квартиру. Она окутана тёмной плёнкой. Новая защита. Как её убрать? Лучом вырезаем окошко, заглядываем в него.

Кухня. Он сидит рядом с женой за столом. Вид потерянный. Это разбитый человек. Человек-тень.

Входим в сознание, прокручиваем информацию вчерашнего дня. Мозг Лапшина – два шарика. Они энергетически и информационно взаимосвязаны. В центре его структуры – квадратики. Их штук десять, они очень активны. Луч уходит через Бардо в третий уровень. Ещё один импульс уходит в шестой уровень, где гипноз. Это всё вчерашняя картина, то есть тот момент, когда он готовился на нас напасть. Вот он в Царстве мёртвых. Сбоку — птица, сзади – чёрт. Он подпоясан кожаным ремешком. На поясе у него магические инструменты – лампа-керосинка и ковш. Напротив знакомый персонаж в чёрном балахоне с косой. И снова из груди Смерти в Лапшина закачивается чёрная энергия.

Он превращается в огромного ворона. Под ним тяжёлая чёрная платформа с кованым кольцом посредине. Он хватается когтями за кольцо, поднимает плиту в воздух и несёт её через Бардо-канал на земной уровень. Находит мой дом и опускает плиту сверху. Появляется всадник – наша защита. Он держит плиту руками, не даёт ей опуститься. Но птичка тоже непростая. Ждёт, когда ко мне в дом кто-то заходит, посылает в этих входящих людей импульс, создаёт резонанс и давит сверху плитой. Всем в доме становится плохо.

Теперь появились мы с Игорем. Начинаем с ним сражаться. То самое вчерашнее сражение. Мы бьёмся с волком, а чёрное пятнышко уходит вверх и прячется на третьем уровне. Значит, волк – это иллюзия, голограмма. Мы сражались с ненастоящим волком, а с мультиком, который нам ловко подсунули. Хотя, судя по состоянию Лапшина, ему всё же досталось. Георгий Победоносец не какая-нибудь ведьма на метле. Хочется добавить Лапшину что-нибудь нелегитимное. Но больно уж он жалко выглядит. На Руси лежачего не бьют. Выходим, уходим. Пусть поправляется, ещё встретимся.

Вернулись в свой кабинет, под купол башни. Но выключить экраны внутреннего видения не успели. В нас вошёл информационный поток, стал раскручиваться – словно голос внутри зазвучал: «Хронометрируйте события виртуального плана обозначенной реальности. Событие произошло. Пошли изменения. Реальность стала меняться. Лапшин стал интересоваться этим направлением, читать соответствующие тексты, смотреть книги. Тут наложились ваши коррективы, которые меняют важный отрезок его жизни. Вам не оставили достаточного для полного обучения времени, потому что приближается очень важное событие, надо торопиться. Лапшин опережает намного. Вы возникли в процессе его отношений с Грабовым. У вас много сил, но вы недооценили, с кем имеете дело. Тёмные силы окрепли и хотят ограничить царство Христа. Миллениум – год перемен. Закон позволяет. Вы можете Христу помочь. Вы правильно делаете, что перенастраиваете окружение Лапшина, но этого недостаточно – вся сила в нём, как ваша сила – в вас.

Его группа зависит от него.

Ваша – от вас.

Окончательно всё будет решаться в личном бою. Он очень серьёзный противник. Он смотрит, – какая смерть у противника. Самое главное: какая у кого смерть?

Вы сражаетесь наверху. Но события разворачиваются и внизу. Он хочет изгнать из своей Академии вас, вы – его. Вносите ясность. Ориентируйте людей для своей армии. Вам скоро придётся возглавить её – и здесь, в Царстве Божьем, и внизу, на земле».

* * *

На следующий день мы с Игорем поехали к Григорию Петровичу. Он встретил нас, как всегда, улыбкой и был уже в курсе произошедших в нематериальном пространстве событий.

– Ну что ж, бывает. Обманули. Главное – сделать правильные выводы из произошедшего. Победы всегда добивается тот, кто делает правильные выводы. Подумайте, как теперь бороться с гипнозом и голограммами, как увидеть за всеми этими мультиками настоящего противника. А теперь давайте поработаем, – предложил он. – Включайте свои экранчики. И начнём.

Он сосредоточился.

– Опыт свёртки пространства в объём собственной души. Что сначала делаем? Ограничиваем вокруг себя пространство и втягиваем его в себя.

Удивительно, в отличие от прежних подъёмов по вертикальному каналу Бардо – мгновенно оказываемся наверху. Теперь мы словно джинн, вырвавшийся из бутылочки. Вокруг беспредельность Космоса. Всё очень отчётливо видно: звёзды, спиральные рукава нашей галактики, другие галактики в отдалении. А внизу наша бутылочка, в которой целый мир. Вторая площадка, на которой мы стоим, – наверно, пробка от этого сосуда. Сейчас она приподнята, благодаря чему мы и вырвались на свободу. Вот как выглядит наше пространство, если смотреть на него извне.

Здесь нет ничего – ни центрального канала, ни лева, ни права. Безрассудно стремиться вверх. Эта беспредельность подавляет, но мы преодолеваем страх. Это, возможно, первый выход человека в открытый Космос без скафандра. Хотя вряд ли. Некоторые похожие свидетельства уже имеются, ну, например, в тибетской Книге мёртвых. Впрочем, так высоко авторы этой книги могли и не забраться.

Куда-то нас влечет. И наш путь, ничем не обозначенный, вряд ли случаен. Нас буквально затягивает невидимым космическим течением в глубины мироздания. Земли и Солнечной системы уже давно не видно.

– Попробуйте остановиться, – слышим мы голос Григория Петровича.

Останавливаемся. Напротив нас загорается что-то вроде большого экрана, по которому крупными буквами бежит текст. Что-то вроде лекции. Читаем:

«Жизнь есть бесконечность, а бесконечность есть жизнь. Но не в каждой жизни есть бесконечность. Кто познает эту бесконечность, тот и познает жизнь.

Бесконечность есть в каждом из вас, в вашей душе. Разворачивая эту бесконечность, вы познаете истинную жизнь, как на Земле, так и в Космосе. Бесконечность не может прерваться, и жизнь так же бесконечна, как Космос.

Жизнь изменяется, как Космос. И именно Космос влияет на вашу жизнь. Всё, что вы делаете, это космическое и присуще законам Космоса на Земле.

Космос даёт жизнь как на Земле, так и на других планетах. Ошибочно полагать, что кто-то создал Землю. Жизнь создал сам Космос в проявлении высшей силы Разума.

Космическая энергия в каждом из вас. Следует научиться пользоваться ею, и тогда познаете настоящую жизнь как на Земле, так и в Космосе.

Это богатство, которое даётся не каждому. И не каждый подготовленный может управлять этой энергией. Живите в гармонии как на Земле, так и в Космосе – и вы обретёте вечную жизнь.

Космос – это проявление вас, а вы – проявление Космоса. Возьмите то, что вам полагается. Проектируйте жизнь земную и космическую, так как вы пришли туда, где сейчас находитесь. Единственный ваш помощник – это Вера.

Всё космическое не чуждо вам. Оно для вас родное, хотя даётся не каждому. Только избранные могут пользоваться энергией отсюда, где вы находитесь сейчас. Космос дал вам жизнь, так не отвергайте его. Помните – вы живёте по законам Космоса. То, что вы свершаете, и есть Космос.

Вы ничего не открываете, а читаете в книге жизни то старое, что было написано.

Поторопитесь! Всё, что происходит по спирали, – заканчивается. Но оно вечно, потому что начинается сначала.

Устройство жизни не то, что вы привыкли думать всегда и о чём у вас сформировалось определённое мировоззрение. Жизнь есть пространство, которое определено космическими законами. Ничто не может развиваться хаотично, спонтанно, само собой. Всё идёт упорядоченно в своём развитии.

Жизнь построена по законам Космоса, и ошибочно полагать, будто вы что-то открываете или изобретаете. Всё это было ранее, и люди стоят лишь на первой ступеньке своего развития. А лестница знаний уходит далеко вверх. Чтобы пользоваться правильно неограниченными знаниями, нужно иметь полное согласие души с Космосом. Ошибочно полагать, что вы после смерти умираете или в какой-то день открываете новое. Жизнь бесконечна, и открытия ваши тоже бесконечны. Они уже совершены и в прошлом и в будущем.

Те, кто познает через душу свою Бога своего, у тех и будет доступ к закону Бесконечного Космоса. Они смогут пользоваться знаниями, которые продвинут их так далеко, что настоящее сознание не сможет это представить себе и уместить в своём разуме. Они же и спасутся впоследствии от кары небесной за жизнь неправильную.

Законы жизни очень просты, но каждый, кто впоследствии прочтёт их в Книге Знаний, должен быть готов к осмыслению, пониманию, а также он должен знать, что на него ляжет ответственность за управление этими законами».

Это было что-то вроде вступительного слова. Потом шёл первый раздел.

«Взаимодействие отрицательных и положительных энергий

Отрицательные и положительные энергии равнозначны между собой. Но в некоторых случаях отрицательная энергия может быть больше, чем положительная, как и наоборот. Это происходит во время взаимодействия энергетических сил и борьбы добрых сил со злыми и злых сил с добрыми.

Там, откуда вы пришли, между ними почти постоянно стоит знак равенства, так как события и жизнь расписаны по закону Космоса. Чтобы менять какую-либо ситуацию и управлять вашей жизнью, необходима третья энергия, которой в том месте, где вы, нет. Чтобы изменить события и ход жизни, необходимо брать энергию из источника жизни, который находится выше, над вами. Именно над тем местом, где вы работаете.

Но вы должны оценивать силу применяемой энергии, так как вы меняете не только ход событий и жизненный уровень, а вы меняете законы Бытия и законы Космоса в том месте, где они действуют независимо от вас и от воли там живущих. Вы должны оценивать масштаб применяемой энергии, а также чётко представлять последствия применения этой энергии и помнить, у кого вы её берёте.

При установлении энергетического канала благоразумно пользуйтесь силой, данной вам, как в добрых, так и в других намерениях. Осознайте, что сила, применяемая вами, на порядок выше других сил мира, в котором вы её используете.

После испытания данная сила будет закреплена за вами. Но знайте, что эта сила не начало, не конец, а только одна из сил, к которым вы будете допущены.

По делам вашим и воздастся вам.

Во имя Отца, Сына и Святого Духа, аминь!

Пришествие Господне

Готовьтесь к пришествию Господнему, ибо Бог сойдёт на то место, откуда вы сами пришли. И те, кто не будет посвящён в дела Господни и у кого не будет силы Божьей, неминуемо погибнут.

Сила Господня в вашей душе, и обретите веру души вашей. Тогда обретёте вы покой и согласие в житии вашем.

Знайте, что каждому из вас доступно пользоваться силами Господними, которые намного выше. И не бойтесь взять силы эти, так как вы допущены к ним.

Знайте, что данные силы могут изменить как мир, в котором вы находитесь, так и жизнь, и природу, и всё, что вокруг вас.

Не сомневайтесь в правильности решения, так как решение ваше – это и есть желание сверху. Поступайте с верою и душой вашей в согласии, так, как вам подсказывают. Ибо вы есть то воплощение руки Господней, которое даёт распоряжение как в Космосе, так и в той жизни, откуда вы пришли. Вам даётся в распоряжение четвёртая неземная сила. Она как стена – без начала и конца. Никто не может её одолеть, осилить. Она понадобится вам, где надо оградить, ограничить.

Используйте данную силу в добрых, разумных намерениях и знайте, что сила, данная вам, увеличится во много раз для содействия и заботы о том месте, откуда вы пришли.

Используя силу и способности, которыми наделены вы, знайте о том, что всегда в применении силы вы не одиноки. За вами стоит Господь наш. И те силы, которые будут противостоять вам, суть заблудшие и пытаются противостоять гневу Создателя.

Пусть узрят они величие ваше и будут находиться около вас в служении вам. Как и было предначертано ранее, и в настоящем, и в будущем. Храни вас Господь и вся сила небесная!»

Всё, титры закончились. Экран погас и исчез. Мы одни в бескрайнем Космосе. Куда скакать?

Вдруг издалека несётся колесница, запряжённая тремя белыми конями. Она сияет. Ею правит огромный бородатый человек. Он очень похож на того, кого изображают на иконах. Бог Отец.

– Что, потерялись? – гремит на весь Космос раскатистый оглушающий голос.

– Господи! Помоги найти Землю! – молим мы.

Он смеётся. Колесница разворачивается.

– Цепляйтесь сзади!

Игорь держится рукой за стенку золотой колесницы. Она несётся сквозь беспредельность. Пролетели мимо Солнца.

– Вон ваша Земля.

Бог Отец бросает в её сторону молнию.

– Спасибо, Господи.

– Меня ещё Отцом зовут, – хохочет он.

– Спасибо, Отец.

– Ну, наконец-то угадали.

– Можно дотронуться до Тебя?

– Нельзя. Сгорите.

Колесница разворачивается и уносится куда-то в глубь галактики.

Мы входим в уровни. Всё, снова на Земле. Григорий Петрович смотрит на нас удивлёнными глазами.

– Вы знаете, кто это был?

Мы с Игорем переглядываемся.

– Создатель, – и сокрушённо добавляет: – Да, ребята, с вами не соскучишься. Я лично такое впервые вижу, чтоб Сам Создатель кого-то по Космосу провожал.

* * *

У нас с Игорем всё стало получаться гораздо лучше, чем прежде. Мы быстрее попадаем на уровни, лучше диагностируем болезни, быстрее находим решения по ликвидации патологий в организме – у себя и других. Если чего-то не знаем, немедленно обращаемся к Григорию Петровичу. У него на втором уровне, слева, есть своё место проживания – небольшой дворец с павлинами во дворе. Мы с Игорем тоже стали подумывать о чём-то подобном. Но пока всё никак не решимся.

Работа в Центре неплохо налаживается. Люди идут. Но в основном очень бедные, не могут заплатить ни за обучение, ни за лечение. Мы всё равно не отказываем. Нам нужна уверенность в себе. И каждое сложное заболевание, которое мы одолеваем с помощью данных нам технологий, это большой праздник для нас. Приходят люди с диабетом и получают ожидаемую помощь. Приходят с раком – оказывается, и он вынужден отступить.

Иногда в ауре человека чётко обозначается присутствие посторонней информационной сущности. Вот они, бесы, как говорят в народе. Мы можем их убрать, но сначала посылаем человека в церковь, как правило, в Троице-Сергиеву лавру к отцу Герману. Пусть грешник поймёт, что не всё так просто в жизни, что за всё придёт срок платить. Отец Герман прочистит мозги. Он священник суровый, и у нас с ним особые отношения. Когда шло войско, которому нас представляли, мы видели его среди благословляющих. Если Сам Господь допускает его в Свой мир, в Своё Царство, то, значит, он тот, кому можно верить. Несколько раз мы приезжали к нему на службу в надвратную церковь и видели, как из людей выходили энергоинформационные сущности тёмного мира – черти и бесы. Иногда они, правда, тут же забирались в кого-нибудь поблизости. Но в основном их затягивало вверх, в восходящий энергетический поток под куполом храма, и они, корчась и мучаясь в Святом Духе, деформировались, растворялись, таяли в вышине.

У нас был соблазн открыться отцу Герману, но мы его преодолели. Ведь у него не работал экран внутреннего видения, и он сам мог не знать, что приближен к Господу. А свои знания и умение изгонять бесов он получал по каналу интуиции. Так что мы у него, как и остальные миряне, по несколько часов отстояв на коленях, получали отеческое благословение. И другим то же делать, при любом удобном случае, рекомендовали.

Вернувшись однажды после утомительной службы у отца Германа, мы с Игорем вспомнили о нашем побитом ранее противнике, Лапшине.

Было это в середине мая. Дни были тёплые, солнечные, долгие. Сели опять в кабинете под башней с куполом, где у нас энергетический столб такой же, как в церкви у отца Германа, образовался. Благодаря ему стоило только пожелать – и мы уже в нематериальном пространстве, готовы к работе.

А где-то в Москве наш друг Лапшин? Ага! Вот где! Он ходит по своему кабинету. Стол, сзади окно. Он приехал из Феодосии. Откручиваем плёночку назад. Что он там делал? Так, ходил по кладбищу. Принёс цветы. Большая могила, лавочка, он садится. Связывается с третьим уровнем. Справа кто-то из его родственников. Отец. Он на него ругается. Лапшин не слышит. Он слева, полуптица, сзади хвост. Вокруг него много мертвецов. Он для них как надежда, как спасение, их тысячи. Они дают ему свою энергию. Говорят, что он непобедим.

Переносимся к нему. Садимся рядом. Под нами всё чёрное. Открылся канал. Мы полетели по нему. Первый, второй, третий уровни. Ворота! Они открываются. Скелеты в чёрных балахонах. Они создают шар тёмного цвета. Он моментально собирается. Лапшин вгоняет его себе в грудь. У него тоже есть доспехи. Сабля или меч справа почему-то висит. Кольчуга тоже теперь есть. И щит теперь такой, как и у нас. Только всё тёмное. На щите попеременно проявляются – то птица, то чёрт. В середине щита камень. Копьё высокое. Он полная наша аналогия, только чёрная. Правда только внешне. Суть-то у него другая - птица, чтобы сбежать, чёрт, чтобы сражаться. На нас его собирают. Они сделали прототип Чёрного рыцаря. Это вооружение появилось только что. Оно расширяет его возможности.

Справа от него отец – невысокого роста, худощавый, седой. Он говорит: остановите его, весь наш род за него пострадает. У отца нормальные мысли, у сына наоборот. Думает, как прибрать к рукам мир.

Ему мешают такие центры, как наш, другие школы, академии. Мы опасны для него, а одиночки-экстрасенсы его не волнуют. Лапшин использует гипноз. Мы поставили ему зеркало. Он смотрит в него и отражает сам себя. Однако знает про нас и ко всему готов. Вообще у него сто процентов уверенности в себе.

Почему его система действует автономно?

Лапшин вроде не напрягается, а людям плохо! Надо разобраться, куда от него ниточка идёт. Видим. Чёрная пирамидка из шаров. От неё лучики тянутся к тем, кого он извести хочет. На автомате работает. Вот какое затейливое дельце. Если попробовать так же против него? Нас чёрная пирамида давит, значит, его светлая давить будет.

Устанавливаем выше третьего уровня пирамиду из золотых шаров. Насыщаем энергией Георгия Победоносца. Целимся в Вячеслава-чёртушку. Ага! Хорошо подготовился! Сразу вокруг защита в виде куба. Как же его достать? Бьём копьём. Вылетели три птицы. Догонять или как? В тот раз он уже так обманывал. Пока с волком бились голограммным, он на третий уровень ушёл. Теперь не уйти. Даже птички туда не летят – пирамида золотая мешает. Мертвецы левосторонние злятся, ругаются. Ну а что толку-то ругаться?

Надо вспомнить, как в сказках случается. Недаром Лапшин последнее время сказочки читал. Тратить стрелы на стервятников? Хрен им! Пустим на них лучше нашу птичку родную – орла двуглавого.

Создаём его лучом, оживляем. Всё, готов державный, полетел. И мимо птичек. Значит, и вправду ненастоящие! Опять обмануть хотел двурогий друг. Нехорошо…

Орёл наш вниз, в кабинет Лапшина, полетел. А там кубик какой-то странный посреди комнаты образовался. Здесь нечистый, стало быть. Просим птичку двуглавую подвинуться и со всего маха по кубику дубиной, от которой и горы-то плющатся. Треснул кубик. Вячеслав головой прямо в стол ткнулся. На затылочке у него вихрь. Компьютер тут вход-выход обозначил. Вывинчиваем его против часовой стрелки. Сжимается в точку, а секунду спустя опять, как прежде, восстанавливается. Повторяем. Тот же результат! Обводим лучиком коричневым, вытаскиваем из больной головки глупое сознание. Вот какая дырка в башке получилась!

А природа, как известно, пустоты не терпит. Запихиваем на прежнее место добрые намерения, милосердие, готовность помочь больным, бедным. Надолго ли? Его прежние друзья и хозяева, наверно, скоро заподозрят неладное, переконструируют хорошего человека опять на дрянь адскую. Ну, может, недельку-другую без гадостей проживёт? И нам хоть какая-то передышка.

На следующий день планируем поднять на самый верх уровней девочку, ту самую, что когда-то на шабаше в Феодосии весь спектакль Вячеславу поломала. У неё хорошо работает экран внутреннего видения, но от нижних уровней, как и настроил в своё время Лапшин. Она талантливая девочка, и очень хочется её перенастроить на светлую дорогу к Богу. К тому же когда-то именно ей довелось подпортить важную оккультную мистерию Лапшина. Единственное, что меня пугает, это её самоуверенность и заносчивость. Думаю, если она увидит кого-нибудь из божественной иерархии, это поможет ей сориентироваться в жизни.

Вот и наступил долгожданный миг. Юный экстрасенс надевает на глаза тёмную маску, включает экранчик. Пытаемся поднять её на десятый уровень. У неё прекрасно всё получается. Никаких проблем с подъёмом. На ней серебристый костюм с широкими штанинами. Мощные ботинки с крылышками, как у Гермеса. Она перемещается по пространству свободно и очень быстро. На голове повязка, как у японских ниндзя.

Такой суперпродвинутый ребёнок.

Летим по центральному каналу Бардо. Никаких сложностей. Девочка здесь как рыба в воде. Поднимаемся наверх.

Площадка. Всё в тумане, никто не встречает. Наша подопечная внизу, такая маленькая. Спрашиваем её, как она нас видит.

– Вы мне по грудь, – отвечает она.

Что-то не так, но что – никак не поймём.

Движемся по лестнице. Поднялись немного, и ступени исчезли. Пустота. Очень ясно объяснили, что надо возвратиться. Вернулись. Пошли по другой дороге. Тинейджер сделал петлю и вернулся на прежнее место.

Идём по другой лестнице. Там пирамида, за ней гора. Несколько старцев. Очень большие.

Спрашиваем суперменшу: «Ты их видишь?»

– Да, вижу. Они очень маленькие, – говорит. – Смотрю на них сверху вниз.

Старцы отворачиваются. Они явно демонстрируют нежелание общаться.

Почему девочка видит себя такой большой и смотрит на всех сверху вниз? В этом пространстве, похоже, таким аллегорическим способом показывают какие-то её серьёзные личные проблемы с самооценкой. Гипертрофированное представление о себе, своём месте в жизни… Если б она не была ребёнком, встреча могла быть более суровой.

Но девочка не унывает. Просто отворачивается от божественных старцев и легкомысленно лезет в гору.

Путь загораживают две фигуры – Жизнь и Смерть. Они смотрят на неё, она смотрит на них.

По-моему, ей наплевать на всё. Она просто думает, как перешагнуть через эту неожиданную преграду. Ей по-прежнему кажется, что она большая, а они маленькие. Жизнь и Смерть поворачиваются к ней спиной, явно демонстрируя своё отношение к безрассудной девчонке.

Она хочет идти дальше. Я протестую. Это не цирк и не зоопарк. Всё очень серьёзно. Надо уходить. Её не хотят здесь видеть.

А нам старикам-воспитателям, тоже урок. Конечно, дети скорее взрослых открывают экран внутреннего видения, легче осваивают премудрости тонкого плана. Но и головокружение от успехов у них легко проявляется. Как хочется похвастать перед другими своими необыкновенными способностями, своей избранностью! Это мы потом и по некоторым другим ученикам замечали. Значит, надо почаще напоминать им, чтобы дорожили своим даром, помнили, что дар этот не от нас с Игорем, а выше. Не суетная гордыня должна быть в сердце, а гордость за те силы, которые ты представляешь.

* * *

Людей, которые прослышали про наши необыкновенные целительские возможности, становится всё больше. Почти каждый день приходят с просьбой помочь. Сложность заболеваний тоже возрастает. Вот пришла женщина с раком груди. Зовут Татьяна Владимировна. Преподает в гимназии иностранный язык. Её прислал один наш знакомый.

Как быть? Мы ещё никогда не работали с запущенными раковыми опухолями. Тем более её врач требует немедленно делать операцию. Рентген показал обширные метастазы по каналам молочных желез. Сложность проблемы ещё в том, что она и верит в нашу помощь и не верит. Просто хватается как за соломинку. Эта неопределённость её сознания очень мешает работе.

Включаем с Игорем внутреннее видение. Рассматриваем организм изнутри. Картина нерадостная: идёт заражение крови и подавляется иммунная система.

Фильтруем кровь. Кровь вращается, заходя в почки. В почках много кортизола. Мы собрали отфильтрованные клетки – они как стёклышки. Сбросили их в мочевой пузырь. Ещё раз фильтруем, очищаем через почки и мочевой пузырь. Ещё раз сбрасываем.

Связь идёт от головы до опухоли. Доходим до клеток, с которых началась онкология. Работаем с метастазами. Жидкость в клетке – трупная. Она разлагает организм в месте опухоли. Мы перепрограммируем клетку на позитивную работу. Метастазы на уровне информации отрезаем и помещаем как бы в коробочку – теперь у них нет питания, отрезали. А изначальная клетка начинает работать как здоровая. Ей вернули память.

Пока всё, больше за один сеанс сделать нельзя. С основной опухолью будем работать в следующий раз.

Кончили с ней работать, хотели погасить экран внутреннего видения… И вдруг оказались где-то в Космосе. Это сфера. Мы внутри её. Полумрак. Солнышко висит. Пускаем его внутрь себя. Играем с ним, как дети. На стенах что-то написано. Буквы неизвестны. Голос внутри говорит, что написано о создании человека. Уточняют - лестница эволюции. Слева – животные, справа – человек. Всё их развитие. Потом человек и техника.

На полу надписи и углубление, внутри углубления пятиконечная звезда. И то же самое на потолке. Эта звезда – формула жизни. Её можно запустить – лучами и рукой. Дотрагиваемся – она холодная и скользкая. Но вот из неё вырывается поток энергии. Образуется радуга. Поднимается от пола в звезду на потолке. Если трогать левой рукой. Тепло пошло. Тронешь правой. Что-то входит завораживающее. Мы становимся на звезду. Луч проходит через нас. Каких-то особых ощущений нет. Но луч идёт. Перед нами возник портрет Божьей Матери. Сфера начала вращаться. Звезда вращается вместе с нами. Нельзя пошевелиться. Мы должны выказать уважение Божьей Матери.

Но что-то произошло. Нас качает. В этом гейзере энергии появился человек с крыльями, идёт к нам. Всё мгновенно изменилось. Солнышко, голубь, белое окошко появилось. Картину показывают: небо, пшеницу, поле. Человек с крыльями стоит напротив. Приходим в себя. Рядом вторая сфера. Надо зайти. В ней бегают черти. Но мы не боимся. Какая-то женщина появилась – молодая, красивая, но сразу же превращается во что-то страшное. Черти рядом ползают, прыгают, кричат.

На стенах написано про людскую долю: жадность, обжорство, пьянство, блуд, зависть, предательство.

Напротив этой стены сидят четыре огромных чёрта – монстры людей. Они и олицетворяют жадность, зависть, блуд, предательство.

– Что вы с людьми делаете? – спрашиваем строго.

Они скалятся, смеются.

– А вот что вы видите, то и делаем.

– А зачем?

– Чтобы мир на земле был.

– Через это разве мир бывает?

– А вы как думаете? По-другому?

– Вы служите Создателю?

Смеются:

– Мы все по-своему служим Создателю.

Черти рядом от злобы задыхаются. Мелкие бесы хотят напасть, столпились. Но вокруг нас свечение, и они его не могут преодолеть.

Уходим.

Ещё одна сфера. Дом святых. Можно зайти. Там светло, хороший запах. С двух сторон как будто ангелы. Они с крылышками. Женщины святые, дети раздетые бегают. Это похоже на комнату. Кто летает, кто ходит, кто на облаке сидит. Все улыбаются и смотрят на нас. Идёт какое-то энергетическое воздействие. Появился святой старец. Мы меньше их ростом. Кто-то говорит:

– Вы должны вспомнить, кто вы есть.

Мы напрягаем память. Появляется видение – это конь, всадник. На голове белая сфера. В середине нимба – белое, круг, радуга. И мы с Игорем опять Пегас и князь.

Вокруг всё меняется. Природа: реки, море, горы, лес.

Спрашиваем:

– Можете показать структуру Георгия Победоносца?

Показывают лица со сферами. В центре Иисус Христос. Рисунок – шесть энергий мужских и шесть энергий женских. Женщины – слева, мужчины – справа. Знаки зодиака.

Теперь космос – это Христос, конь – время, проводник в Космос. Всадник – социум. Последняя часть спирали, которая, проникая через пространство, получает освобождение.

«Природа – мир, окружающий вас. Но для вас мир не один, – уточняет кто-то невидимый. – Единицы получили доступ к тому, к чему вас допустили».

– Что мы должны делать на земле?

– Задача исцелять и защищать Отечество, помогать людям. Вы собираетесь в силу. Вы сохраните индивидуальность, но будете едины.

– Где место, которое хранит силу? – спрашиваю я.

– Ищи. Всё во власти Бога, в твоей власти, – двусмысленно отвечает невидимый собеседник.

Телевизор исчез, отключился.

Возвращаемся на уровни.

Поднимаемся над площадкой. Решили поэкспериментировать. Серый цвет. Рисуем белым цветом полоску, она сама закрашивается чёрным и исчезает.

Рисуем квадрат. Его снова стирают. Настырничать бесполезно. Видим вход. Идём. Это туннель. Шесть площадок. Опять двери железные, обитые, очень крепкие. Ещё одна площадка. Встаём на неё – кажется, будто тонкая материя. Плёнка вроде парниковой. Она легко держит нас. Что-то вокруг есть, но видно урывками. Надо иметь какое-то другое зрение. Кусочками то ухо, то часть платья видим. Те, кому они принадлежат, – огромные.

Пошли ещё выше. Жёлтый цвет. Синий. Рисуем на синем жёлтый квадрат. Он стал настоящим. Развернулся влево, вправо кувыркнулся, висит, полетел. Стираем его фиолетовым цветом.

Медленнее стали продвигаться. Нас выталкивают назад, вниз. А мы упрямо ломимся вверх. Площадка. Игорь одной рукой цепляется за край, тонкий, как лезвие, другой тянет меня за седло. Обрезаться можно. Давят сверху, не пускают. Зацепился Игорь щитом, и залезаем едва-едва. Нас обвели чем-то белым. Вовремя, иначе мы не вынесли бы жара, который вокруг. Едва терпим, оглядываемся. Вокруг знаки зодиака. Их двенадцать. Вид то открывается, то закрывается. Очень трудно разглядеть.

Сверху красный круг. Лучом в нём прорезаем дырку. На красном чёрная дыра, её затянуло. Нарисовали зелёную сферу – из неё стали появляться деревья, животные.

Ещё выше поднимаемся. Круг рядом. Белый цвет на площадке, опять знаки зодиака. Там всё светится золотом. Залезаем наверх. Ослепляют сверху, как Солнце. Давление. Мы висим. Не можем залезть на площадку. Золотой лёд. Надо уходить, нас, кажется, пока не хотят сюда пустить.

Извиняемся за настырность, что лезли без приглашения.

– Вы не лезли, вас вели, – отвечают из Космоса.

– Но почему было сопротивление?..

– А вы чего ждали? Решили поразмяться? Поразмялись. А чего ж не до конца?

– Мы боялись быть неделикатными по отношению к хозяевам, - конфужусь сразу за двоих.

– Ну-ну, видели мы вашу деликатность.

– Тренировались же, – оправдываемся мы.

– Да-да, – соглашаются они. – Идите с Богом.

Нашли выход, спускаемся вниз, полетели. Пространство, звёзды, нашли канал. Млечный Путь под копытами коня. Видим Землю. Опускаемся на площадки. Внизу двадцать четыре старца ждут. Снова просим извинения за настырность.

– Это не настырность, это воля, – утешают они.

Спускаемся на Землю.

Теперь мы знаем: Георгий Победоносец – защитник Земли Русской. Это система живого Бога. Второе пришествие Христа.

Кто же мы в этой системе? Те, кто действует, – или через кого действуют?

Вопросы, вопросы, вопросы.



предыдущая глава оглавление читать дальше


Источник: http://www.sigorfond.com/
Проект заработка для каждого!
 Профсоюз свободных предпринимателей совместно с OneShop





Купить ссылку здесь за руб.
Касса Взаимопомощи: взнос 500 руб. - получаете помощи: 104 220 руб.






   Контакты:  Skype  ВКонтакте  Facebook  alexey@us-in.net

 © Алексей Ус  Independent Distributor   01 02 03 04